?

Log in

No account? Create an account
Опавшие листья. Короб театральный
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in pavelrudnev's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Thursday, June 21st, 2018
6:49 pm
5:18 pm
Учительская газета
Режиссер, драматург и учитель Александр Демахин написал в "Учительской газете" о моей книге хороший текст.

http://ug.ru/archive/74987
5:16 pm
Старт Ап
В блоге "Старт Ап" СТД РФ для начинающих театральных критиков новая публикация.

Азалия Балгазина из Уфы пишет о спектакле «Река Потудань» по повести Андрея Платонова, реж. Сергей Чехов, Псковский театр драмы имени А.С. Пушкина




10:46 am
"Однорукий из Спокана" Мартина Макдонаха, реж. Владимир Панков, ЦДР
Несколько слов об «Одноруком из Спокана» у Владимира Панкова в ЦДР. Это, прежде всего, обновление языка театра при постановке Макдонаха, отход от реалистического метода, который пока в России по отношению к Мартину отменил только Серебренников в «Подушке». Здесь американский сюжет расплавляется огромной вокально-инструментальной группой ирландцев и хостесс-гёрл, населяющих пространство почему-то очень богатого номера в элитной гостинице заштатного городка Тарлингтон. По сути это едва ли мюзикл по сюжету Макдонаха с доминирующими темами соул и госпел, что в сочетании с постоянно присутствующим на сцене чернокожим сектантом из Уэйко (малозначимая деталь из пьесы – речь идет о самоподжоге сектантов, окончившемся трагедией в 1990-е) делает спектакль шумно-американским и протестантским в отличие от католических ирландских пьес Мартина.
На спектакле мне часто казалось, что этот ход не всегда оправдан, он существенно тормозит стремительное действие и часто заглушает слова, которые у Макдонаха всегда важны до такой степени, что трудно выкинуть фразы. Но, с другой стороны, уж точно весело и оптимистично. Хотя оптимизм - не в природе Макдонаха.
Павел Акимкин играет Мервина в острокомедийном рисунке, не сразу выставляя нам хаотичное сознание, изувеченное наркотиками. Но этот развеселый живчик наделен отменными авантюрными реакциями на случившееся, ведь он в маленьком Тарлингтоне ждал хоть каких-то событий многие десятилетия и теперь чувствует себя хозяином положения, главным героем фильма о себе самом.
Андрей Заводюк в роли Кармайкла – ну что тут сказать… большой русский трагический артист. Мощнейший темперамент непоколебимого, монументального, хмурого и комедийного именно своей цельностью монстра. В пестром лукавом мире такой серый неулыбчивый странник - уникум, анахронизм, призрак из прошлого. В хаосе событий только он - константа, сохраняется как единый, неделимый персонаж, только тут у него есть ясная и точная цель в жизни. Дорого посмотреть, как меняется Кармайкл после финального разговора с матерью: к герою приходит мысль о том, что он заставляет страдать людей точно так же, как его зудящая капризная мать заставляет страдать его всю его жизнь, которой тот бежит. В спектакль вползает декларативно заявленная христианская тема всепрощения, конца мести.

Фото Михаила Гутермана

Фото Павла Руднева.
Thursday, June 14th, 2018
11:43 pm
Документ для хрестоматии

В хрестоматии по истории русского театра XXI века, которая будет издана в XXII веке, этот документ из кассы должен занять особое место как наглядное пособие для доказательства маразматических взаимоотношений театра и власти.


6:15 pm
#Тургенев2018 в Калуге
Тут я пишу про результаты лаборатории в Калужском драматическом театре по текстам Ивана Тургенева.

"Клара Милич" / Артем Устинов
"Дневник лишнего человека" / Виктор Стрельченко
"Дым" / Вера Попова
"Отцы и сыновья" / Дмитрий Акриш


КЛАРА МИЛИЧ
Пока не вполне ясна жанровая природа, по каким законам играется эскиз. Если продолжать работу Артема Устинова, нужно поработать с пластикой. В эскизе была примечательная сцена: когда любовь изъясняется не на словах, а человека что-то корёжит, это ломка сродни наркотической. Любовники буквально обрушиваются на пол. Во времена Тургенева в литературе телесность – только через речь. Возьмём «Месяц в деревне»: там даже не целуются ни разу, хотя кипят страсти. А у вас любовь оказывается параличом, коллапсом тела, и это очень театрально. Стоит сохранить каркас истории, но написать историю заново, потому что эта повесть - не шедевр у Тургенева, и язык тут очень вязкий. А история интересная: Клару Милич не распознали, не увидели с первого взгляда, поэтому она уходит из жизни. Позиция ригористская: всё или ничего. А искусство – постоянная рулетка, игра на вылет. Актриса в своей личной истории живёт всерьёз, костьми ложится как на сцену. Поэтому для нее всё всерьез, все наружу. Если нет успеха – умираю. Это – о тайне творчества, прежде всего, о том, что происходит в душе художника. Что все, что актриса играет, она проживает, прокручивает через себя.
Красота Клары Милич - ускользающая красота, которая явилась вспышкой для главного героя, Аратова. И важно, что актриса играет почти без эмоций. Для того времени такое поведение – это аномалия, словно улыбка Джоконды. И расшифровать её можно только после смерти, чем и занимается главный герой, не распознавший хрупкую тайну при жизни. И актриса это хорошо чувствует и здорово играет. Актриса Дарья Кузнецова замечательно сработала, она очень разная в ролях двух сёстер.
Мне кажется, что история с Аратовым–фотографом красиво придумана и поставлена, но никак не раскрывается. Какие качества даёт главному герою то, что он фотограф? Он проявляет воспоминания из своей памяти? Но какую интонацию это даёт артисту и персонажу? Тут нужно додумать.

ДНЕВНИК ЛИШНЕГО ЧЕЛОВЕКА
Понимаю, что в случае с прозой Тургенева, нужно было сделать максимум усилий, чтобы сбросить пафос. Это в эскизе и было сделано, но мне кажется, что эскиз Виктора Стрельченко с головой всё же ушел в «капусту» (капустник). Часто кривляетесь, хотите быть странными, а не точными. Мне очень понравился вокальный номер Тамары Глеклер – очень брехтовский, актриса лихо тут и откровенно поет. Брутальный Владимир Прудников очень интересен. И всё же иронии было больше, чем нужно. Вы играете реакцию на текст, полностью заменили тургеневский текст на подтекст театра. Мне кажется, эскиз бы выиграл, если возникал бы диссонанс между оригиналом и современной саркастической реакцией, чтобы зритель понимал, что сегодня этот тургеневский текст произнести невозможно всерьез. Зритель ведь не знает оригинала (произведение редкое) и не понимает, что тут пародируется. И в этом – существенная проблема эскиза. Артисты бодро и артистично всё исполнили – но все же режиссеру Виктору Стрельченко было интереснее было работать с людьми, чем с материалом.

ДЫМ
Эскиз Веры Поповой разработанный и цельный, энергичный, собранный. Эта работа о том, как мы сегодня воспринимаем Тургенева, в каких условиях мы можем прочесть большой роман целиком. На сцене (а это один из цехов театра) - коммуналка, бабье царство: бабушка, мамы, дочки. Такой русский вариант «Дома Бернарды Альбы». Но если для испанских женщин сюжет завязан на сексе, то здесь – точно такой же брутальный культ книги. Это книжная культура, зависимость, которая сжигает людей. Тургеневские женщины мечтают о тургеневской любви, но она для них недоступна, потому что пафосна и не совпадает с реальностью сегодняшнего дня. И здесь – один тип мечты: и для старушки, и для девушки. Мечтается всем одинаково. Абсолютно понятно, почему режиссером Верой Попой выбрана такая локация. Спектакль получился очень обжитый и тёплый, и пространство было обжитым и тёплым – здесь живут и работают люди, у которых все на своих местах, с наклейками и потертостями. В любом театре мира цеха декораторов, монтировщиков и пр. – самые живые. Это особый мир в театре, это особые люди, невероятные, патриоты театра, при этом очень ироничные и остроумные, независимые.
Нужно отдавать себе отчёт, что роман современным читателем не может быть прочитан целиком, взахлеб – ритм современной жизни не совпадает с длительностью, с ритмом романа. В спектакле показано, как в чтение тургеневского романа вплетается бытовое, случайное, как чтение постоянно прерывается. Как тургеневский мир обогащается (или часто обедняется) повседневностью, а в повседневность входит тургеневская реальность, из прошлого. Что тогда, что сейчас – пустопорожние разговоры, только тогда – безопасные, а сейчас – опасные (роман «Дым» - о конфликте либерализма и консерватизма). Всё это – такая текучая, бесконечная повседневность, в которой живут-существуют эти тургеневские женщины, и им остаётся в реальности только мечтать. Замечательно в эскизе был сделан свет – не театральный, а теплый, бытовой, ламповый – и как этот свет «высветляет» фигуры, прическу, лица прекрасных актрис эскиза. Повседневность, которая переходит – через свет - в мистику.

ОТЦЫ И СЫНОВЬЯ
В эскизе Дмитрия Акриша – очарование формы, режиссёр – мастер большого стиля, не боится работать с большой сценой, редкий из молодых. Но часто смысл ускользал. Кажется, проблема в том, что Дмитрий Акриш так и не определился, что он ставит – роман Тургенева или пьесу Брайана Фрила по роману Тургенева. У Фрила не инсценировка, но режиссер ставит Фрила как инсценировку. Организация пространства – прекрасная, всё работает: как располагаются артисты, как работает дымовая магма в центре, как подвешены различные предметы на колосниках. Артисты выходят из этой магмы, работают на авансцене и потом возвращаются обратно. Там такое, я бы сказал, кладбище – кладбище жизни, разменянной на разочарования. У Акриша большой стиль с самобытной визуальностью, аудиальностью, с психоделикой. Традиционная Россия словно зависла над каким-то новым, странным, аномальным человеком Базаровым, которого она не может расшифровать, распаковать, помыслить. Странный человек, который никому не родственник, никому не понятен. Явился новый типаж в реальности: что за зверь, что за диво. Замечательно играет Базарова Кирилл Бессонов - немного мольеровским Дон Жуаном. Неожиданно, что в Базарове можно сыграть этого поклонника арифметики. Это альфа-самец с могучей телесностью, а не ботаник, в прямом и переносном смысле. Придумал новую теорию половой морали и реализует ее. Резкий и бесстрашный, он произносит то, что другие подумали, но постеснялись сказать. Он делает это открыто, и все в каком-то параличе от такой открытости. Русский человек ведь склонен всё скрывать за мифом, нам нужно изобретать красивую сказку, - и тот, кто обнаруживает правду и разоблачает легенды, – всегда гоним. Совершенно замечательная сцена, когда Базаров говорит, что для него даже родители не святы, и у отца в этот момент ноги подкашиваются, он еле идет. И артист Александр Глухов эту боль прочувствованно играет мускулатурой спины. Замечательная безумная старушка-хлопотунья (Роза Якимова) – производит ироничный комментарий ко всему, этакая Шарлотта из «Вишнёвого сада». Замечательная сцена, где Одинцова (Анастасия Семесенко) шагает колченого на одном каблуке после отказа Базарова: надежды женщины обрушились, ее любовь не принята, ей больно. Если эскиз будет доделываться, нужно выбирать какую-то одну линию. На красоте мизансцены полноценный спектакль не поставишь. Нужно вырабатывать какое-то отношение к роману – этого пока сильно не хватает.
5:46 pm
Старт Ап
В блоге для начинающих театральных критиков "Старт Ап" СТД РФ новая публикация.

Ирина Пекарская из Костромы пишет о спектакле «Ромео и Джульетта», реж. Семён Серзин. Театр им. Фёдора Волкова, Ярославль

10:40 am
Friday, June 8th, 2018
9:54 am
"Уят" Натальи Ворожбит, реж. Галина Пьянова, "Арт-и-шок", Алматы, Казахстан
"Уят" Натальи Ворожбит, сделанный Галиной Пьяновой в алма-атинском "Артишоке", был показан на возрожденном фестивале "Новая драма" в ЦИМе. Сделано это драматургически и постановочно довольно безыскусно, в данном случае это не только достоинство, но и недостаток. Мало подробностей и нюансов, много прямолинейности. Но важнее - темы, анализ ситуации. И вот здесь нас ждут достаточно серьезные выводы.
В архаическом обществе, как гласит программка, существует понятие стыда как коллективного переживания. Важен не грех сам по себе, а его оценка в глазах сообщества: грешен не тот, что нагрешил, а тот, кто не сумел скрыть своего греха. В развитых, открытых обществах проблема стыда замещается индивидуальной виной, часто безотчетной и не имеющей явственного мотива.
В "Уяте" рассказываются истории девушек, столкнувшихся с беремененностью вне брака. Пьеса Ворожбит прекрасным образом показывает механизм этого явления, произрастающий, прежде всего, от неосведомленности, невежества молодых. Герметичное общество не разговаривает, не оповещает - вокруг секса и тела жесточайшее табу, зона молчания, порождающая фантомы и перверсии. Ментально взрослые люди в области секса оказываются инфантилами, употребляющими детские формулировки и детский уровень осознания ответственности.
Но с другой стороны есть медиальность - культура телевизора с ее фальшью, лицемерной, показной открытостью к диалогу.
И финал - сочетание инфантильности, закрытости общества и имитационностью и манипулятивностью медиа приводит к консервативному повороту. На фоне человеческих трагедий к зрителю лицом приходят салафиты с коктейлями Молотова, радикальные религиозные группировки, считающие, что насилием над глазах того же медиа, в присутствии телевизора надо остановить чужую безнравственность, восстановить архаичный закон.
Спектакль "Уят" показывает абсолютный тупик в развитии любого герметичного общества, где с неизбежностью будет царить насилие как сверху, так и снизу. В сущности такую же картину нам демонстрирует Лорка, но здесь, в "Уяте" к проблеме герметики добавляется медиа как высокачественные дрожжи для эскалации истребления.



Thursday, June 7th, 2018
12:21 pm
Музей Станка в Туле
Был в Туле, и мне показали недавно открывшийся Музей станка. Я вам скажу, это совершенно уникальная экспозиция, которая-таки стоит отдельной поездки в Тулу (2 часа на экспрессе). Музей - часть творческого индустриального кластера "Октава": часть работающего завода микрофонов отдали культуре и обществу. В экспозиции - только семь объектов, собственно станки: от архаичных до современных. Но вокруг - бездна компьютерного аудио-визуального дизайна. Тебя ведет голос, стрелки, цифровые указатели, анимированные объекты, тебя окружают видеопанели, мэппинг, световые скульптуры, звуковые экраны. На панелях прекрасные артисты читают интересные литературные тексты, дневники, письма. Можно узнать бездну исторических фактов - о том, как развивалась промышленность в России, но еще и как двигался промышленный дизайн. Смысл музея - и познакомиться с техникой, с эстетикой техники, и с тем, как техника повлияла на культуру и мировоззрение человека, на его состояние сознания, как станки облегчают человеческий труд, эстетизируют труд. Самая прелесть экспозиции - как Алиса Гребенщикова нежно и задорно читает кусок из повести Веры Пановой "Кружилиха".

Много видел индустриальных музеев на западе, я их большой поклонник, но музей в Туле в чем-то превосходит лучшие из них.

https://oktavaklaster.ru/





Wednesday, June 6th, 2018
5:14 pm
Старт Ап
В блоге для молодых театральных критиков новая публикация.

Наталья Панишева из Кирова пишет о спектакле «Гудбай, Берлин!» Роберта Коаля по роману Вольфганга Херндорфа, реж. Александр Трясцин, Театр на Спасской (Киров)

12:29 am
"Васса" Максима Горького, реж. Сергей Виноградов, Театр имени Моссовета
Любопытный спектакль видел в Театре имени Моссовета, на сцене "Под крышей". Режиссер Сергей Виноградов довольно умело создает микс между двумя версиями "Вассы Железновой", не делая из Рашели яркую революционерку, но выделяя ее материнскую историю, но, с другой стороны, совершенно истребляя историю с педофилией мужа Вассы. Такая структура делает историю Железновых лишенной какой бы то ни было личной вины Вассы перед семьей. Не тиранка, не бой-баба и не заботливая мать, а просто обыкновенная российская барыня, живущая в семье, которая медленно умирает от душного климата, не воплощенного в ком-то конкретно. Тут все сами виноваты, что яд в себе несут - дурное семя, род захудалый, конец естественный всего класса, что собственно и хотелось Горькому предъявить.

В ситуации, когда популярна идея осовременивая классики, Сергей Виноградов, напротив, архаизирует пьесу Горького, загоняя ее визуально и ментально вглубь XIX века. Мы смотрим тут не историю стремительной индустриализации России, мы видим помещичью усадьбу в духе Островского и Салтыкова-Щедрина. Валентина Талызина ходит суровой барыней в кокошнике, закрытая, укутанная, запакованная в платок и скуфью - безэмоциональная, как в спектаклях Богомолова. Стоит огромный деревянный стол с самоваром. Зыркает по сторонам, сдержанная, архаичная, неспособная на человеческую эмоцию, Васса - купчиха в берендеевом сонном царстве, где невозможна открытость, радушие, доступная эмоциональность. Не живет, распоряжается, совершая зло только чужими руками. Ни хорошая, ни плохая, кроме всего прочего, она еще и не работает ничего, вопреки идее пьесы, - нет в этой Вассе деловой хватки. Более всего такая Железнова напоминает Головлеву-мать, чья скаредность и рачительность, практицизм и неспособность к эмпатии доводят семью до коллапса с Иудушкой, порождают тирана-лицемера. Тут нет тиранов и жертв, хороших и плохих - тут люди сами себя пожирают из-за неспособности не то что любить, а просто посмотреть друг на друга ласково.

Оформление под стать этой архаике. Художник Мария Рыбасова делает комнату в доме Железновых настолько старой, закопченной, стертой, что обои почернели, обуглились, обсижены мухами - вроде бы яркий принт на обоях с золотой птицей Феникс, но золотце до того стертое, замызганное, что кажется мифологическая Русь такой полинялой.

Едва ли не главным героем спектакле оказывается Павел - последняя жертва железновской семьи. Юрий Черкасов отважно, отчаянно играет инвалида навечно обиженным, обожженным, словно ошпаренным - честно говоря, напомнило мне энергетику Алексея Девотченко вплоть до портретного мистического сходства. Злой оттого, что несчастный. Бешеная энергия, доходящая до бешенства, до дерганной пляски, неутомимое и неутоленное либидо, раздавлен блудом своим, фантазией, опережающей физические возможности.

Интересен Прохор Александра Бобровского - брутальный бородатый теля раскольничьего темперамента и вида, увлекающийся голубятней до такой степени, что все сапоги в птичьем дерьме. Интересен Андрей Межулис в роли Семена - изворотливый, экзальтированный, ярмарочный. Герои то и дело поют нечто вроде зонгов, но прекрасная идея брехтизировать Горького гибнет из-за невысокой содержательности и поэтическо-музыкальной силы номеров.

В момент, когда Васса умирает, к ней являются все ее мертвецы. И выходит на поклон весь удавленный железновский дом, все кладбище домашних животных.

Friday, June 1st, 2018
7:04 pm
Учебный театр Школы-студии МХАТ: репертуар на июнь-июль 2018 года

сб 9 июня (в 19.00) ЧУДОЧУДОЧЕЛОВЕК по Корнею Чуковскому. Спектакль 4-го актерского курса Сергея Земцова и Игоря Золотовицкого. Режиссер-педагог Марина Дровосекова. Художник Ольга Пашаева (выпускница Школы-студии МХАТ). Играют Олег Отс, Елизавета Ермакова, Василиса Измайлова, Николай Самсонов, Дарья Емельянова, Даниил Феофанов, Дарья Антонюк, Алена Митрошина, Валерий Зазулин, Ангелина Поплавская, Дмитрий Сумин, Лия Латыпова, Антон Лобан, Глеб Дегтярев, Алексей Виноградов, Никита Карпинский, Юлия Макарова, Андрей Гарист, Герман Сегал, Сергей Анненков

сб 9 июня (в 19.00, на сцене ТЦ «На Страстном») БЕЗОТЦОВЩИНА (Комедия написана автором в 18 лет) Антона Чехова. Спектакль курса Евгения Писарева (выпуск 2017 года). Режиссер-педагог Евгения Дмитриева. Художник Ольга Кузнецова. В спектакле используется музыка О. Н. Каравайчука и народные песни из репертуара Щербакова. В ролях: Екатерина Рогачкова, Назар Сафонов, Таисия Вилкова, Владимир Зиберев, Дмитрий Чеблаков, Ксения Лавроненко, Анастасия Калашникова, Кирилл Чернышенко, Павел Усачёв, Евгений Кутянин, Вероника Кузнецова, Анастасия Милославская, Иван Семёнов, Софья Разуваева

ср 13 июня (в 19.00) TE DEUM (Verbatim). Спектакль 4-го актерского курса Сергея Земцова и Игоря Золотовицкого. Режиссер Вера Харыбина. Художник София Егорова. Композитор Яков Якулов. В спектакле заняты Василиса Измайлова, Глеб Дегтярев, Лия Латыпова,  Олег Отс, Софья Эрнст, Елизавета Ермакова, Герман Сегал, Дарья Емельянова, Антон Лобан, Даниил Феофанов, Алена Митрошина, Валерий Зазулин, Дмитрий Сумин

ср 13 июня (в 19.00, на сцене Центра драматургии и режиссуры на Беговой) КАЛЕКА С ОСТРОВА ИНИШМААН Мартина Макдонаха. Спектакль курса Евгения Писарева, выпуск 2017 года. Режиссер Андрей Кузичев. Художник — Ольга Кузнецова (выпускница Школы-студии МХАТ). Играют: Владимир Зиберев, Сергей Дмитриев, Ксения Лавроненко, Анастасия Милославская, Софья Разуваева, Екатерина Рогачкова, Кузьма Сапрыкин, Назар Сафонов, Иван Семёнов, Дмитрий Чеблаков, Кирилл Чернышенко

чт 14 июня, ср 4 июля (в 19.00) Премьера! БЕЗЫМЯННАЯ ЗВЕЗДА Михай Себастиан, реж. Илья Бочарниковс. 4 курс под руководством Сергея Земцова и Игоря Золотовицкого. Художник Алевтина Ляпунова. В ролях: Дарья Емельянова, Алена Митрошина, Антон Лобан, Олег Отс, Дмитрий Сумин, Даниил Феофанов, Елизавета Ермакова, Ангелина Поплавская, Никита Карпинский, Глеб Дегтярев, Дарья Антонюк, Лия Латыпова

вс 17 июня (в 19.00) ПУТЕШЕСТВИЕ В TWIN PEAKS по сценарию сериала Дэвида Линча. Спектакль 4-го актерского курса Сергея Земцова и Игоря Золотовицкого. Режиссер-постановщик Алла Сигалова. Режиссер-педагог Илья Бочарниковс. Художник-сценограф Марфа Гудкова. Художник по костюмам Татьяна Азарова. Играют: Антон Лобан, Даниил Феофанов, Дмитрий Сумин, Сергей Анненков, Елизавета Ермакова, Василиса Измайлова, Никита Карпинский, Ангелина Поплавская, Дарья Антонюк, Софья Эрнст, Лия Латыпова, Герман Сегал, Глеб Дегтярев, Дарья Емельянова, Алексей Виноградов, Юлия Макарова, Андрей Гарист, Алена Митрошина, Олег Отс, Валерий Зазулин, Николай Самсонов

вт 19 июня (в 19.00, на сцене ТЦ «На Страстном»), ср 27 июня (в 19.00, на сцене Учебного театра) НЕДОМУЗЫКИ. 4-й актерский курс (мастерская Игорь Золотовицкого и Сергея Земцова). Режиссер Марина Дровосекова. Режиссёр-педагог Виктор Мархасев. Вокальный ансамбль Алёна Хованская Художник Марфа Гудкова. Костюмы Татьяна Азарова. Играют Софья Эрнст, Дарья Антонюк, Алексей Виноградов, Андрей Гарист, Глеб Дегтярев, Дарья Емельянова, Елизавета Ермакова, Валерий Зазулин, Василиса Измайлова, Никита Карпинский, Лия Латыпова, Антон Лобан, Юлия Макарова, Алена Митрошина, Олег Отс, Ангелина Поплавская, Николай Самсонов, Дмитрий Сумин, Даниил Феофанов, Сергей Анненков

сб 23 июня, вс 1 июля (в 19.00) Премьера! САМОУБИЙЦА Николая Эрдмана. Дипломный спектакль 4 курса актерского факультета (курс Сергея Земцова и Игоря Золотовицкого). Режиссер Михаил Милькис. Художник Марфа Гудкова, Татьяна Азарова, Михаил Милькис. Художник по костюмам Татьяна Азарова. Играют: Дмитрий Сумин, Елизавета Ермакова, Антон Лобан, Николай Самсонов, Алёна Митрошина, Никита Карпинский, Глеб Дегтярёв, Даниил Феофанов, Олег Отс, Дарья Антонюк/Софья Эрнст, Василиса Измайлова/Ангелина Поплавская, Лия Латыпова

вт 3 июля (в 19.00) Премьера! ART Ясмины Реза. Перевод Елены Наумовой. Спектакль 4 курса Сергея Земцова и Игоря Золотовицкого. Режиссёр Игорь Золотовицкий. Художник Вика Сорокина. Композитор Валерий Зазулин. В ролях: Валерий Зазулин/Герман Сегал, Андрей Гарист, Алексей Виноградов/Сергей Анненков

чт 5 июля (в 19.00) Премьера! ЖДУ ТЕБЯ НА НЕБЕСАХ, ИЛИ ИСТОРИЯ НЕСКОЛЬКИХ РЕПЕТИЦИЙ
по пьесам Жана Кокто, Славомира Мрожека, Антона Чехова. Спектакль 4 курса Сергея Земцова и Игоря Золотовицкого. Режиссёр-педагог, автор сценической версии Вера Харыбина. Хореография Ирина Галушкина. Сценография Натали-Кейт Пангилинан. Художник по свету Антон Воронцов.  Художник по костюмам Елена Жарикова. Играют: Лия Латыпова, Дарья Емельянова, Глеб Дегтярёв

Collapse )

6:04 pm
Ясная Поляна
География театрального фестиваля "Толстой Weekend", который пройдет с 9 по 12 июня в музее-усадьбе Ясная Поляна, значительно расширилась в 2018 году

РИА Новости https://ria.ru/culture/20180529/1521638436.html

4:36 pm
Старт Ап

В блоге для начинающих театральных критиков "Старт Ап" СТД РФ новая публикация.

Краснодарский критик Ольга Жердева пишет о спектакле "Косметика врага" Амели Нотомб, реж. Максим Журков, театр "Шардам", Краснодар

http://start-std.ru/ru/blog/172/

Thursday, May 31st, 2018
10:31 am
Амнезия

Люди, которые неистово и бурно, словно бы их маму на их глазах только что зарезали и изнасиловали, возмущаются тем, что актеры играют роли другого пола, видимо, в детстве пропустили важный этап взросления. В их советском детстве родители отнимали у них телевизор и лишали доступа к "Мэри Поппинс, до свидания" и к "Здравствуйте, я ваша тетя".

Тотальное бесчувствие и тотальная амнезия.

Никакой опыт прошлого не влияет на восприятие настоящего. Ничего не запоминается, не становится культурной памятью, не оседает, не формирует взгляды.

Работает только телевизионная повестка сегодняшнего дня. Запрещать даже то, что было легитимно в массовой культуре советского времени, было достоянием и поводом восхищения для всякого рядового зрителя.

Ну не знаете истории театра, окей. Но вот опыт советского кино, он должен осесть в памяти или нет? Это базис постсоветского человека или нет?

9:11 am
Риторика и речь

Драматургию можно изучать через конфликт человеческой речи с риторикой. В речи точно так же, как и в поведении, можно выявить противостояние личности и маски. Любое произведение содержит в себе технологию своего времени, общие места, риторические формулы. Как бы мы не любили живопись ренессанса, но если поглощать итальянские галереи скопом, то очень быстро станет заметно, что эта живопись полна жанровыми приемами, переходящими из картины в картины, характерными как для талантливых живописцев, так и для гениев. Отличить гения от таланта можно, наблюдая, как эти общие места прорываются, мутируют, обрастают индивидуальными характеристиками. Риторические приемы диктует еще и жанр.

Так вот, риторика и живая речь. У Еврипида в "Медее" главная героиня буквально разбивается о риторические обороты Ясона, а Антигона - о логику Креонта. Греки так поднаторели в искусстве риторики, мастерстве публичной речи, что приобрели поразительную изворотливость в речи. На любой аргумент найдется контраргумент. Ты ему слово - он тебе два. Женщина немеет перед канцелярской, изворотливой речью мужиков - профессиональных политиков, представляющих им логику большинства против их индивидуальной, часто хаотичной логики. Уязвить, уколоть некуда - броня. Поэтому Медея и совершает поступки, бессильная живой речью сражаться против железобетонной риторики.

А вот у Шиллера можно увидеть обратное. В "Коварстве и любви" есть мещане и есть окружение Президента. Речь Вурма и Президента - бездна риторических оборотов, это опытный политический дискурс. А мещане в этой пьесе не образованы, они как бы не умеют говорить, у них нет навыка поставленной речи. Но именно это и дает им силу - они дают власти сильные, свежие аргументы. Которые новы лишь в силу того, что на них в государственной риторике не изобретено изворотливых ответов.

Monday, May 28th, 2018
12:49 am
12:48 am
12:47 am
Поздний Горький

Поздний Горький, запертый Сталиным в золотую клетку, во многом формулирует советский дискурс, задает нормативы развития общества и культуры. Статьи, написанные с конца 1920-х и до смерти, читаешь сегодня, и кровь из глаз почти всегда. Вот статья 1934 года "О бойкости", где есть такой довольно комичный пассаж: "Весьма многие литераторы восхищаются словотворчеством Велимира Хлебникова и Андрея Белого, однако не заметно, чтоб кто-нибудь из восхищающихся пользовался лексиконом названных авторов. Я - не поклонник Хлебникова и Белого, на мой взгляд, оба они творили словесный хаос, стремясь выразить только мучительную путаницу своих, узко и обостренно индивидуальных ощущений".

Тут две идеи для советского дискурса. Прежде всего, вопрос о пользе искусства. Искусство обязано быть полезно - таков вердикт советского писателя. Если художник изобретает какой-то язык, его должны использовать люди. Искусство должно давать примеры, как жить, как существовать, должно тянуть человека к несбыточному, к тому, какой жизнь должна быть. Если на языке литератора народ на разговаривает, значит это индивидуальный вымысел. Художник должен научить людей разговаривать на своем языке, иначе он бесполезен. А бесполезного творчества быть не может, полагает Горький.
Вторая идея - условно говоря, музыку сочиняет народ, а мы, композиторы, ее только аранжируем. Поэтому индивидуализм в творчестве исключен, является слабостью художника. Искусство - коллективное сознательное, опирающее на неведомое, неизмеримое коллективное мышление, которое взять не откуда, кроме как из голоса идеологии, партии в данном случае. Изобретается некая абстракция в виде директивной "народной правды", принадлежащей всем и никому, с которой надо сверяться индивидуалисту художнику, чтобы не подменить личным общественное.

Совершенно понятно, что эти идеи пока никак не вытравить из общественного сознания. Они крепко засели газетной строкой.

[ << Previous 20 ]
About LiveJournal.com