?

Log in

No account? Create an account
Опавшие листья. Короб театральный
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in pavelrudnev's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Tuesday, October 23rd, 2018
5:14 pm
"Лекция о ничто" Джона Кейджа и Роберта Уилсона, фестиваль "Территория"

В спектакле 77-летнего Роберта Уилсона «Лекция о ничто», прежде всего, удивительно то, что трудно выразить словами и то, что редко встречается в природе. Что-то вроде качества художественной старости. Это спектакль человека, для которого его возраст – это обретение света и мудрости, абсолютного человеческого спокойствия, терпимости и чистого спокойного счастья от беспокойного творчества. Ни зависти, ни черствости, ни выгорания, ни агрессии, ни властолюбия, ни пристрастности. Мудрость – в признании того, что я ничего не знаю и ничего не умею. И старость дает мне право это сказать без рисовки и стеснения. Потому что искусство – это не знание и не умение. Это каждый раз все с нуля. Уилсон может показать только на аплодисментах пластику своих любимых зооморфных анимационных героев, но и то – небрежно, вскользь, любительски. Вот только это он умеет.
Он читает «Лекцию о ничто» Джона Кейджа так, что сперва кажется, что читает впервые и как полуслепой водит ручкой по бумаге. Но это иллюзия – на самом деле, считает ритм, ведь текст Кейджа – музыкальное произведение.
Искусство антикапиталистично. Находясь внутри искусства, ты ничем не обладаешь, у тебя нет собственности. Это только наслаждение быть внутри культуры, где не существует страха. Так и Уилсон читает текст, находясь в окружении букв, письма. Находясь внутри культуры, ты становишься текстом. У которого нет ни начала, ни конца. И это приносит свободу и наслаждение.
Это лекция о Ничто, которое не принесет наслаждения, когда ты раздражен. Старость Роберта Уилсон – это возможность не быть раздраженным и раздражаемым. Обретенная со старостью мудрость – это отсутствие повода к раздражению. Раздражение – это для тех, кто обладает собственностью и навыком.
Он говорит голосом волшебника из голливудовских сказок. И выглядит как волшебник. И мы становится в зрительном зале детьми, загипнотизированными магией седого Мерлина. Детьми, которые только начинают жить и еще ничего не знают, верят волшебнику на слово. Это дудочник в пестрых одеждах, который уводит детей в небесный Иерусалим.
Искусство – это всегда путь. Движение из ниоткуда в никуда без цели куда-либо прийти. Это удовольствие пути без цели. Нет, цель все же есть. Цель – это продолжение движения.

5:13 pm
Выступление Марии Ревякиной

Все слово в слово так и есть. В особенности, про произвол чиновников на местах и про зарплату в провинции и "общую температуру по больнице".



5:12 pm
Андрей Воробьев

Набирать курс на продюсерском факультете в 2019 г. будет Андрей Михайлович Воробьев, директор Московского театра «Мастерская П. Н. Фоменко».

Не упустите! Это отличный педагог, обучает самостоятельности и частной инициативе.

5:11 pm
"Горка" Алексея Житковского
Это одна из лучших пьес "Любимовки-2018".

И, как я только что выяснил, была великолепная читка с Полиной Райкиной.

Это надо ставить.

Thursday, October 18th, 2018
5:56 pm
Старт Ап
В блоге "Старт Ап" СТД РФ для начинающих театральных критиков текст Ольги Жердевой о променад-спектакле «Волшебная страна», сделанном в Театре 18+ (Ростов-на-Дону) режиссером Всеволодом Лисовским.

Wednesday, October 17th, 2018
7:00 pm
Учебный театр Школы-студии МХАТ: репертуар на ноябрь 2018 года

сб 3 (в 19.00) НЕ ПРО ЭТО. Фантазия-факт в 12 картинах. Стихи, поэмы, письма, дневники, статьи. Режиссер Дмитрий Мелкин. 4 курс (мастер Дмитрий Брусникин). Хореограф: Анастасия Смирницкая. Художники: Виктория Сорокина, Дмитрий Мелкин. Саунд-дизайн: Нияз Карим. Исполняют: Александр Золотовицкий, Никита Ковтунов, Мария Лапшина, Федор Левин, Эва Мильграм, Кирилл Одоевский, Ясмина Омерович, Анастасия Плетнер, Полина Повтарь, Дмитрий Северин, Даниил Шперлинг, Кристина Якимушкина

вс 4 (в 19.00) БЕЗЫМЯННАЯ ЗВЕЗДА Михай Себастиан, реж. Илья Бочарниковс. Спектакль курса под руководством Сергея Земцова и Игоря Золотовицкого выпуска 2018 года. Художник Алевтина Ляпунова. В ролях: Дарья Емельянова, Алена Митрошина, Антон Лобан, Олег Отс, Дмитрий Сумин, Даниил Феофанов, Елизавета Ермакова, Ангелина Поплавская, Никита Карпинский, Глеб Дегтярев, Дарья Антонюк, Лия Латыпова

вт 6 (в 19.00, на Учебной сцене Школы-студии МХАТ), пн 26 (в 20.00, на сцене театра «Практика») ТРАНССИБ (Verbatim). 4 курс (мастер Дмитрий Брусникин). Драматурги: Андрей Стадников, Саша Лебедева, Сергей Давыдов, Елена Шабалина. Документалисты: Ольга Привольнова, Даниил Родионов, Юлия Мельникова. Режиссеры-педагоги – Дмитрий Брусникин, Юрий Квятковский, Сергей Щедрин. Художник – Мария Левина.
Актеры: Гордин Андрей, Золотовицкий Александр, Канухин Владимир, Катышева Анжелика, Кибалюк Богдан, Ковтунов Никита, Джулай Юлия, Лапшина Мария, Левин Фёдор, Мещеряков Михаил, Мильграм Эва, Нигамедзянов Аскар, Одоевский Кирилл, Омерович Ясмина, Палецкая Яна, Плетнер Анастасия, Повтарь Полина, Разумовская Юлия, Саморуков Леонид, Северин Дмитрий, Чуйкова Анастасия, Шперлинг Даниил, Якимушкина Кристина

ср 7 (в 19.00) Премьера! #ЯНЕБОЮСЬСКАЗАТЬ. Хореографические этюды. Хореограф Алла Сигалова. Спектакль 4 актерского курса (мастер – Дмитрий Брусникин).

чт 8 (в 19.00) БЕЗОТЦОВЩИНА (Комедия написана автором в 18 лет) Антона Чехова. Спектакль курса Евгения Писарева (выпуск 2017 года). Режиссер-педагог Евгения Дмитриева. Художник Ольга Кузнецова. В спектакле используется музыка О. Н. Каравайчука и народные песни из репертуара Щербакова. В ролях: Екатерина Рогачкова, Назар Сафонов, Таисия Вилкова, Владимир Зиберев, Дмитрий Чеблаков, Ксения Лавроненко, Анастасия Калашникова, Кирилл Чернышенко, Павел Усачёв, Евгений Кутянин, Вероника Кузнецова, Анастасия Милославская, Иван Семёнов, Софья Разуваева

пт 9 (в 19.00) Премьера! ШКОЛА ДЛЯ ДУРАКОВ Саши Соколова. 4 курс (мастер — Дмитрий Брусникин). Педагог-режиссер Мария Зайкова. Художник Анна Шаронова. Хореография Ира Га. Педагог по вокалу Алена Хованская. Музыкальное оформление Александр Золотовицкий. Играют: Александр Золотовицкий, Федор Левин, Кирилл Одоевский, Леонид Саморуков, Анжелика Катышева, Юлия Разумовская, Анастасия Плетнер

вс 11, ср 28 (в 19.00) Премьера!  «ЧУШ» АСТАФЬЕВА, ИЛИ ВСЕ, ЧТО ОСТАЛОСЬ ПОСЛЕ НАШЕЙ ЭКСПЕДИЦИИ НА РОДИНУ АВТОРА. Первая авторская работа студентов 3 курса Школы-студии МХАТ (курс Виктора Рыжакова) по прозе Виктора Астафьева. Над первым спектаклем работал весь курс в сопровождении Светланы Ивановой-Сергеевой, Марины Дровосековой и Татьяны Бурель.
Актеры: Родион Аверьянов, Владислава Аникиевич, Степан Белозеров, Врабец Ботонд, Пелин Гериш, Артем Давыдов, Ванда Конисевич, Анатолий Кормановский, Александр Кубанин, Анастасия Кутявина, Михаил Маневич, Илларион Маров, Константин Мирошников, Виталий Муратов, Владислав Прохоров, Мария Рубцова, Вячеслав Сердюченко, Ксения Чигина, Михаил Шамков, Екатерина Милешина

чт 15 (в 20.00, на сцене Боярских палат СТД РФ) НАКАЗАНИЕ И ПРЕСТУПЛЕНИЕ по Федору Достоевскому, с использованием текстов Владимира Набокова и зонгов Андрея Родионова. 4 курс (мастер Дмитрий Брусникин). Режиссер Михаил Мокеев. Хореограф: Ира Га. Художник: Юлия Староверова. Художник по костюмам: Александра Гудилина. Композитор: Александр Золотовицкий.
В ролях: Никита Ковтунов, Мария Лапшина, Михаил Мещеряков, Александр Золотовицкий, Юлия Джулай, Анастасия Плетнер, Юлия Разумовская, Даниил Шперлинг, Анастасия Чуйкова

сб 17 (в 19.00) Премьера! П. и Н. по Федору Достоевскому. 4 курс (мастер Дмитрий Брусникин). Режиссер Алексей Розин. Художник Анна Шаронова. В ролях: Фёдор Левин, Кристина Якимушкина, Эва Мильграм, Кирилл Одоевский

Collapse )

Monday, October 15th, 2018
12:25 pm
"Гроза" в Шадринске
Написал про любопытный спектакль "Гроза" по пьесе Островского, который сделала Юлия Батурина в Шадринске Курганской области.

Saturday, October 13th, 2018
1:01 pm
Жанр сайт специфик изобрен в России
"В 1905 году [большевика] Баумана убили. Похороны его превратились в огромную демонстрацию рабочих, революционного студенчества, многих тысяч честных людей. Полиция запретила хоронить его с музыкой, но музыка и революционные песни то и дело "вспыхивали". Илья Сац с товарищами по консерватории организовал невидимый оркестр. Один скрипач стоял у подъезда, другой в воротах, кто-то сидел у открытого окна за роялем, дома. Никакого сборища музыкантов не было, но, когда тело Николая Эрнестовича Баумана проносили по переулку, вдруг зазвучал траурный марш Шопена в исполнении невидимого оркестра. Илья Сац дирижировал им, стоя на крыше, за трубой двухэтажного дома. Полицейские метались по переулку, но ничего не могли понять... Отдельные выходившие из домов люди с футлярами для музыкальным инструментов не давали оснований для ареста". (из воспоминаний Анны Сац)


© Валентин Серов. Похороны Баумана (эскиз). 1905
Friday, October 12th, 2018
8:46 pm
Старт Ап
В блоге для молодых театральных критиков новый материал.

Студентка театроведческого факультета ГИТИСа Анастасия Глухова написала актерский портрет артиста Коляда-театра (Екатеринбург) Олега Ягодина.

7:19 pm
"Дачники" М. Горького, реж. Александр Огарев, Школа драматического искусства
Одну мысль подтвердил мне спектакль Александра Огарева "Дачники" в Школе драматического искусства. Это очень ироничная работа, сделанная в жанре сатиры. Причем время действия перенесено в 1960-е годы. Шестидесятничество, по мысли постановщика, является как бы "маткой", матрицей для сегодняшней интеллигенции, и в сущности это очень верная мысль. Горьковские дачники на пленэре поют про ежика резинового, цитируют Тарковского, Окуджаву и Ахмадуллину, листают "Новый мир". Причем дачники 1960-х живут словно бы в развалинах модернистских дач 1904 года - по крайней мере художники Александр Мохов и Мария Лукка делают пространство неопрятным, траченным, замусоренным, в битых стеклах. Но новым дачникам тут кайфово, никто не жаждет прибирать быт , в разрухе, явленный всем ветрам.
Но меня занимало, прежде всего, что ирония и сарказм остановились ровно в тот момент, когда Варвара Михайловна (Александрина Мерецкая) стала произносить свой финальный страстный монолог про "что-то делать против вас". То, что Горький написал с большевистской прямотой, оказывается лишенным иронии и предъявляется современным театром как мощное проклятие, моральный урок для, видимо, современной интеллигенции. Это было сделано серьезно, страстно, крепко и уверенно.
Любопытно, что уже во второй раз современный театр, в московском сезоне обращающийся к юбиляру Горькому (первый раз - в "Коновалове" Олега Долина в РАМТе), реконструирует горьковский пафос, делает его снова серьезным и весомым. За XX век все эти слова и лозунги загрязнялись и проституировались, но теперь их можно снова поднять и отмыть.
Это очень любопытная тенденция.


 
6:25 pm
Контроль
Часто встречаю такую позицию: нужна цензура, чтобы отделять качественное искусство от некачественного, нужна цензура как художественный контроль. Мне это суждение кажется глубоко наивным.

Давайте вспомним цензуру XIX и XX века. Кто становился жертвой такой цензуры? Пушкин, Горький, Алексей К. Толстой, Лесков, Сухово-Кобылин, Лев Толстой, Булгаков, Шостакович, Прокофьев, Эфрос, Товстоногов, Зорин, Петрушевская, Гроссман, Любимов, Володин. Этот ряд можно продолжать.

Судя по этому списку, идея цензуры работает как раз в обратную сторону.
Единственная форма художественного контроля - это время и зрительская оценка, а также вкус художника. И репрессивные меры воздействия его не воспитают, так как явно не цензура воспитала тех, кто в этом списке. Она их уничтожала и сокращала их жизнь.
6:24 pm
Wednesday, October 10th, 2018
6:51 pm
Золотая Маска
Сражение за "Золотую Маску" напоминает про то, что сегодня мы чаще всего имеет конфликт не консерваторов и модернистов, не патриотизма и космополитизма, а творческого патриотизма с чиновничьим дежурным, творческой энергии с формализацией процесса. Если и есть в современной театральной ситуации патриотический институт, так это фестиваль "Золотая Маска". По прошествии лет стало ясно, что ни сама премия с наградами, ни конкурс с гонкой за лидерами, ни фестивальная шумиха, ни рекламные возможности для института российского театра не столь важны, сколько многолетнее существование фестиваля как всемерная поддержка театральной провинции, как механизм подтягивания театральной периферии к столичной культуре, как механизм уравнивания возможностей столичной и региональной театральности, как инструмент, непосредственно влияющий на автономизацию, самостоятельность российской региональной театральной культуры. Именно мощь и сила, разнообразие и талантливость регионального театра сегодня (почти повсеместно) оказывается прямым результатом существования фестиваля-конкурса, когда эксперты объезжают каждый год всю страну, высматривая, что интересного там появилось, формируя мотивацию становиться лучше, интереснее, творчески обогащаться, а затем лучшее собирается в Москве и в других городах. Богатство, влиятельность, нужность и социальная эффективность российского провинциального театра, его самостоятельность, центробежность - это огромное и трудное завоевание, и таким прекрасным и разнообразным провинциальный театр никогда даже в Советском Союзе не был. Это формировалось два десятилетия, а потерять это можно за пару сезонов. С любым ослаблением фестиваля с неизбежностью ослабеет и театральная провинция, ослабнет и интерес регионального зрителя к театру, доверие к нему. Очень жалко, когда властные институты доверяют либо озлобленным, либо малоосведомленным, либо верящим в теорию заговора аналитикам и не доверяющим тем, кто знает ситуацию на местах из первых рук.
Monday, October 8th, 2018
12:02 am
Все в порядке, старец пляшет
Наверное, эту историю все знают, но я ее только что услышал - так, как ее передает петербургский филолог Борис Аверин.

В 1947 году Самсона изготавливают снова и везут через весь город в Петергоф. И это медленное шествие превращается в стихийный митинг. Скульптор Василий Симонов, руководивший восстановлением статуи, вез Самсона и плакал, видя, как искалеченный город встал сопровождать золотого кумира к месту жительства.
Для людей это было символическим знаком настоящего конца войны. В конечном итоге это еще одна очень важная функция искусства - быть стражем мира и житейского порядка, нормы.
Saturday, October 6th, 2018
6:16 pm
Снарк
Очень мне нравится, как работает частный детский театр "Снарк" и возглавляющий его режиссер Юрий Алесин, с самых первых шагов выбравший направление театра для детей. Если есть мотивация, то все становится возможно. Юрий так мягко, так округло и так иронично общается сам с детской аудиторией - вводит зрителей в спектакль, - что если бы я был ребенком, то мне именно так и хотелось, чтобы со мной так общались. Снарк - птица, которую никто не знает и ее надо постоянно искать. В их работах всегда есть место грусти, трагическому миросозерцанию, и в то же время, это маленький, радостный и ломкий, хрупкий мир, который требует защиты - сам спектакль для детей выглядит как дитя. Порекомендую еще спектакль "Сын великана" по сказке Элионор Фарджон.
Видел их работу "Город клоуна Пика" в черном зале ЦИМа по пьесе Михаила Бартенева. Там очаровательный Сергей Аронин в главной роли. Это клоун - флегматик, у которого сгорел цирк. Он сам совсем не хочет творить чудеса, его и дети, и соратники должны еще уговаривать. "Ну ладно, сделаю" - и вырезает очередную фигурку для своего бумажного города. "Старый нескладный клоун", который должен плакать, чтобы зритель смеялся. "Ну не могу же я вырезать счастье из бумаги?" - звучит как грустное признание грустной границы, где кончается творчество.
Еще мне понравился образ - братья Обрезковы, которые сами себя склеили из обрезанных клоуном фрагментов. И то вышло неплохо, хотя и мутанты, конечно, какие-то. Персонажи, которые самособрались из отходов художественного производства - что-то в этом есть.


 


Friday, October 5th, 2018
11:08 am
Под влиянием
Белоснежный, богоподобный герой Олега Ефремова в фильме "Айболит-66" говорит Бармалею абсолютно гениальную фразу:

"Ты всегда попадаешь под свое собственное нехорошее влияние".

Это, как мне представляется, универсальный ответ для всех конспирологов, для всех остро интересующихся чужой нравственностью, для всех, кто постоянно винит мифических "их" во всем, что происходит. Вот не тебе скучно в самом деле, а ты скучный.

12:10 am
"Сонм", реж. Семен Ступин, Мастерская Дм. Брусникина

На фестивале Solo в ТЦ "На Страстном" артист Мастерской Брусникина Василий Буткевич показал спектакль о Чарльзе Мэнсоне "Сонм" (постановка Семена Ступина). Буткевич - мощный, оснащенный артист, работающий, не взирая на визуальный радикализм и резкость приемов, в русле психологического театра, и, стало быть, ищущий оправдание своему герою. Здесь срабатывает адвокатура по отношению к исповедующемуся хищнику-монстру, но прокуратура по отношению к миру, который сделал из него монстра. Василий работает в стиле монодрамы-размышления, размеренной рассудительной неспешной беседы со зрителем о природе зла. Герой пытается сформировать свое мнение о себе, разобраться с генезисом своего порока. Это почти лекция о самом себе, о том, как герой сделан и как мир сделал героя таким, каким образом он стал жертвой этого мира.
Детское прошлое Мэнсона стереотипно - пьющая мать, нужная ребенка, но не заинтересованная в нем. Здесь все было по многажды описанному культурой стандарту: тот, кого мучали в детстве, становится мучителем в зрелости, компенсируя травму.
А вот дальше было интереснее. Здесь Василий Буткевич замечательно фиксирует точку необратимости: переходя с речи на язык современного ломанного галлюциногенного танца, когда становится ясно, где ломается личность. Пока Мэнсон сидел в тюрьме, в Америке случилась сексуальная революция. Мир убыстрился, акселерация, развитие, эмансипация. Другая музыка, другие возможности, другие лозунги, другой тип поведения. Мэнсон обалдевает от свободы, от возможности быть собой.
Повторяет как завороженный слоганы 1960-х: будь собой, ты можешь все, делай, что хочешь. Мир вокруг требует о тебя яркого проявления индивидуальности, раскрепощения чувственности после суровых военных лет, после отчания и серости 1950-х.
А герой не успевает за таким миром. Мир дразнит, толкает, возбуждает, мотивирует, а Мэнсон все еще сидит в клетке своего униженного детства.
И вот для меня эта работа про маленького человека на рандеву с современностью. Новый мир требует от человека действий и гарантирует результат здесь и сейчас, а у серого человека нет ресурсов быть ярким. Некуда развиваться, неоткуда черпать эту индивидуальность, она смыта.
И происходит то, что будет с Чарльзом Мэнсоном дальше.


Wednesday, October 3rd, 2018
7:37 pm
Старт Ап
В блоге для начинающих театральных критиков новый материал.

Егор Зайцев пишет о спектакле «Черная коробка» по пьесе Павла Пряжко, реж. Никита Бетехтин, Центр имени Вс. Мейерхольда

http://start-std.ru/ru/blog/179/

Tuesday, October 2nd, 2018
1:32 pm
Лаборатория в Шарыпово

Началом этого сезона для меня была лаборатория в Шарыпово Красноярского края, объединившей театры Красноярского края (Шарыпово, Лесосибирск, Ачинск) с театром города Мирного их республики Саха-Якутия. В этом году удалось осуществить любопытную задачу – обратить внимание постановщиков на колоссальный потенциал арабских сказок, сказок тысячи и одной ночи. И так сошлось, что в первый день эскизы подобрались на взрослые темы (древние, традиционные сказки совсем не целомудренны, как известно), а во второй – для семейного просмотра. Малоизвестные, редко или никогда не ставящиеся сказки Шахерезады вызывали самые разнообразные театральные формы: от вербатима до уличного театра, от VR-спектакля до ритуала. Было бы прекрасно, если бы эта лаборатория, так сказать, опылила бы из Красноярского края всю театральную жизнь, в которой не хватает ярких красок арабской сказочной литературы. Между прочим, восемь томов, а мало кто ставит.

Юлия Беляева из Москвы удивила подходом: ставя «нулевую» сказку «О царе Шахрияре и его брате», в которой нам рассказывают о том, почему Шахерезада обречена на рассказывание историй, режиссер поведала о том, как мировая культура полна опоэтизированного, эстетизированного насилия. Здесь, в книге, женщина, находясь под натиском маскулинного мира, вынуждена сочинять под страхом смерти, в неволе, всякий раз боясь нарушить правила игры, которые сочиняют для нее мужчины, не знающие чувства равноправия. Под стариной, опоэтизированной и идеализированной в литературе, таятся века насилия и унижения. И поэтому рассказывание сюжета сказки прерывалось в эскизе Беляевой тем, как пять актрис Шарыповского театра рассказывали свои и чужие документальные истории насилия, где лейтмотивом зазвучал призыв «Девочки, не терпите».  То, что воспринимается нами как условность сказки, здесь было вывернуто наружу и стало кровоточащей реальностью, здесь разгаданы метафоры, обросли мясом.
Айрат Абушахманов из Уфы работал с актерами Мирнинского театра (республика Саха-Якутия) над «Чистильщиком и девушкой». Здесь история, сперва начинающаяся как телевизионное ток-шоу, стремительно меняла свой ход и становилась чистым ритуалом, попыткой преобразовать сказку в религиозное медитативное действо. Планшет сцены был покрыт коврами как в мечети, а движения персонажей напоминали кружение дервишей. Эскиз был исполнен своеобразной восточной сдержанной визионерской эротикой – эротизмом без обнажения, без визуального. История о сближении самого низкого человека (чистильщика) с принцессой полна мистической глубины, несбыточных представлений о рае.
Режиссер Алексей Золотовицкий из московского Театра имени Вл. Маяковского работал с Ачинским театром над «Повестью о царе Шахрамане, сыне его Камар-аз-Замане и царевне Будур» - и здесь была осуществлена давняя мечта ачинского театра о жанре уличного спектакля. Эскиз был показан уже в ночной мгле, в наступивших сумерках, в вечерних уличных огнях. Здесь высмеивались стереотипные бытовые представления об арабской культуре у обычного россиянина. Джинн становился банкой джин-тоника, мистические силы, перемещающие джиннов по вселенной, оказывались Ладой-Приорой с низко посаженным корпусом, а герои сказки ругались и переговаривались рядом с арабским послушником, жарящим шашлык и заготовляющим кальян. Одним словом, непонятное объяснялось через понятное. В ритме веселого капустника спор двух джиннов о прелестях красавицы-царевны становился рыночной перебранкой ушлого джинна-хитреца с рынка и «джиннихи» - джинна, вдруг обретшего в театральном разрезе обаятельный женский облик. Вывалившись из подъехавшего автомобиля, откуда громко доносилась кавказская поп-музыка, джинны стали обсуждать фигуру красавицы, взирая на абрис шашлыка на шампуре, еще больше возбуждаясь от неограниченных фантазий и запахов. Парадоксальным образом арабская средневековая сказка вдруг обретала созвучие с рассказами Михаила Зощенко из 1920-х, сказочные герои находили реальные социальные маски, а теплый, человеколюбивый юмор народного театра позволял предположить, что такого рода постановки могут через комедийную стихию разрушить любые шовинистские суждения, снять все ксенофобские страхи, столь характерные для сегодняшнего российского общества.
Павел Зобнин из Томского ТЮЗа работал с Лесосибирским театром «Поиск» над «Сказкой о рыбаке», в которой классическим образом композиция сказок строится как матрешка. Здесь тоже режиссер включал изредка приемы капустника и объяснял непонятное через понятное. Странность, мистичность джинна объяснял через наркотические грезы враждебного человеку злодея-уголовника, а бутыль, в которой джинн содержался, была представлена стереотипной 19-литровой бутылью из-под чистой воды. Наиболее интересными и ценными были сцены, когда Шахерезада останавливала рассказ из-за наступившего утра. И действие прерывалось на бытовую, повседневную сценку. Это был рассказ о судьбе художника. Художник – это тот, которому в отличие от зрителя тяжело и невесело. Мы видим слезы клоуна, который творит под страхом смерти. И когда дозволено отдыхать от бесконечного утомительного сюжетопостроения, он занят повседневными дежурными делами – причесывается, чистит ногти, заваривает чай, массирует руки, приводит себя в порядок после словоговорения на потребу. Но мир в это время поставлен на паузу. Мир останавливается, когда художник отдыхает, мир скучен и банален. И художник рассказывает свои истории, чтобы мир не умирал. Автор – это уставший Аллах, которому смертельно надоело развлекать мир. Автор – это Бог, и только по воле автора мир кружится. И мир останавливается, когда художник умолкает. И единственному, кому истории Шахерезады скучны, - это жлобяра джинн, уголовник и укурыш, он засыпает, ему неинтересно. Любопытное свойство арабских сказок – бесконечная доверчивость человека, для каждого из персонажей клятвы и уверения что-то значат, но всякий раз люди ловятся на том, что клятвы не выполняются. И прав тот, кто всех переговорит, что выдумает клятву поинтереснее. Пока рассказывается история, герой придумывает новый ход, новую уловку. Сказка – это шанс спастись. И еще у Зобнина было прекрасное решение гуля – арабского хтонического существа, красивой женщины, пожирающей своих жертв, – действительно было очень страшно: нечто в волосах, с мертвыми глазами и вывороченными кистями.
Радион Букаев из Краснодара с Шарыповским театром показал «Волшебного коня». Это история о том, как желания доводят людей до краха, до самоуничтожения. Так и принц в этой сказке желает даров, получает их и пропадает с головой. В спектакле дары, древнее волшебство было явлено в виде вещей, понятных современному зрителю. Все, что было несбыточной мечтой для средневекового человека, стоит у нас теперь дома. Так волшебная труба преобразовалась в пылесос. И как только принц получает в руки маленькую фигурку волшебного коня (главный свой дар, который может переместить его в любую даль), принц знает, что надо сделать, – он разворачивает плюшевого конника спиной к зрителю и надевает его как виртуальные очки. И вот готова VR-реальность, осуществляющая мечту о моментальной телепортации. Дальше спектакль живет в другом измерении – задник обрушивается, и мы оказывается в пространстве компьютерной игры, киберпанка, который мы заслужили. Под воздействием соответствующего света виртуальная реальность выглядит как инсталляция в галерее. И еще тут был разговор о ритмах современности, всякий раз, когда герои пытались перейти с презренной прозы на поэтическую строку (что в книге Шахерезады часто), современный герой обрывал чтение: «некогда, долго, нет времени» на длинные стихи.

Sunday, September 30th, 2018
1:37 am
Доминик Хорвитц
В очередной раз посмотрел "Черного всадника", спектакль Роберта Уилсона 1990 года. Думаю, что он стал своеобразной "Синей птицей" для целого театрального поколения. Он совершенен, он магичен, он священнодействует, он прост и сложен одновременно. Но вот этот артист на роль Дьявола (или, как он назван в спектакле, Протез) - Доминик Хорвитц - это что-то невероятное в свободе сценического поведения. Артист обаятелен и манок даже тогда, когда объявляет музыкантов оркестра, перевоплощаясь в инфернального конферансье собственного кабаре. Он просто стоит на сцене, уже отдыхая после тяжелого спектакля, а гипноз артистизма все еще работает на полную мощность. Просто можно детям показывать как наглядное пособие, что такое артистизм как он есть.

На данном изображении может находиться: один или несколько человек и ночь
[ << Previous 20 ]
About LiveJournal.com