pavelrudnev (pavelrudnev) wrote,
pavelrudnev
pavelrudnev

Categories:

"Театр Медеи" Клима, реж. Владимир Берзин, моноспектакль Оксаны Мысиной, ШДИ на Сухаревке

Трагическая клоунесса Оксана Мысина, одна из самых ярких, раритетных актрис Москвы, наконец-то снова нашла свой театр. И тот театр, в котором ей эстетически максимально комфортно - как внебытовой, абсурдной актрисе-триумфаторше, в которой уживаются и ирония трибуна, и беспринципное шутовство, и тяжеловесная архаика. Это уже третья роль в "Школе драматического искусства", и третья удача. Честная актерская игра. Уверенная, сильная, царственная, огромная во всех отношениях актриса, большей частью сидя на стуле, чертит ладонями и вырезает на воздухе руны своей судьбы. Судьбы Медеи и судьбы выдающейся актрисы. Путь Медеи у Клима - это путь таланта в театре. Женщина первую половину жизни проживает в любви, вторую - в мести. И там, и там задорна и сильна. Как только женщина-актриса теряет надежду, так сразу женщина-актриса взрезывает детей своих - своё искусство, нутро своё. Убийство детей - метафора самоубийства и метафоры театральной мести - за подлость театра к таланту. И змеи, вгрызающиеся в глотки детей, - это завитые золотые кудри актрисы, она сама себе и жертва, и насильник, и орудие убийства. Иногда в Оксане пробуждается величественная царица, но интереснее всего из всех масок, четко отработанных с режиссером Берзиным, - маска задорного чертенёнка, нос Буратино, детский взор. Вроде о серьезном монолог, но в этих по-детски горящих глазах - злоба и обожание одновременно. Клим разбросал тут и там метатеатральные шуточки - про сцену, которая полностью подменяет жизнь.
Клим написал, быть может, не самый свой сладкоречивый монолог. Но изумительно здесь умение текстов Клима всегда попадать в судьбу артиста: так было с Александром Лыковым (боже, какие это были спектакли!), так с Татьяной Бондаревой. Так случилось и с Мысиной. В пьесе есть тема актрисы, мечтающей сыграть Медею, но роль ей не достается. Это не может не напомнить о "Медее" Гинкаса. Я тогда смотрел на удивительную Екатерину Карпушину и думал о том, как она поразительно попадает в темперамент и психофизику Мысиной. Однажды поработав с Мысиной ("К.И. из "Преступления" остается едва ли не лучшим спектаклем Камы Гинкаса до сих пор), Гинкас все еще "помнит" этот типаж, и в "Медее" он попытался его заместить. Вышло тоже хорошо, но без Оксаны. А у Клима это - отправная точка повествования. "Мы с ней чем-то неуловимо похожи", - произносит Мысина, и в этом словах - боль, чувство потери и чувство смирения. "Вокруг меня только звездное небо" - под такую финальную ноту актриса уходит со сцены.

"Люди приходят в театр, чтобы побыть бессмертными. Они смотрят на быстротечность жизни артиста" - кто еще, кроме Клима, сформулировать такие точные, такие целеполагающие вещи.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments