pavelrudnev (pavelrudnev) wrote,
pavelrudnev
pavelrudnev

Куни и Камолетти

Драматургия Рэя Куни и Марка Камолетти - офисный юмор, их адресат - менеджер среднего звена в урбанистической цивилизации. Принцип комизма всех пьес неизменно произрастает из психоза хорошо организованного менеджера: когда расписание, утвержденное и разработанное, начинает ломаться, события наслаиваются друг на друга, ситуации перемешиваются, текстуры налезают друг на друга. Герой в драматургии Куни и Камолетти полностью детерминирован служебным графиком, сущность его действий выражает предустановленная математика жизни, распорядок дня. И если уж появляется вынужденная ложь, то эта ложь запланирована, она является допустимой погрешностью. В математике жизни наступает конфликт в тот момент, когда в расписании появляются иррациональные значения, деление на ноль, дробные числа недели, отрицательные показатели жизнедеятельности. Тогда всё налезает друг на друга, спланированное на века рушится из-за появления незапланированных персонажей и событий - график трещит по швам.
В этом офисном психозе бессознательное, мистическое, иррациональное, трансцендентное может появляться только с мотивом наркотического или алкогольного опьянения. Офисная урбанистическая жизнь допускает иррациональный "прорыв матрицы" только через инструмент измененного препаратами эмоционального состояния. То есть опять же, имеет научное математическое обоснование - химические изменения в организме. Человека с программы может сбить только наркотик. Иного объяснения иррациональности (сакральное вмешательство, инобытие, игра, творческие способности человека и проч.) не предусмотрено. Характерно, что практически в каждой пьесе Куни и Камолетти присутствует тема сексуального раскрепощения человека как предела свободы во время наркотического опьянения, причем эта свобода расширяется и до гомоэротических фантазий (в каждой пьесе), опять же возможных только в этом "химическом" состоянии. И сознание зрителя, который, скорее всего, в иных случаях станет сопротивляться гомоэротическим фантазиям на сцене и в себе, здесь эту тему оправдывает: мол, по пьяни чего только не сделаешь. Тема сексуального раскрепощения возможна и допустима только в режиме наркотической пародии.
Отсюда же возникает типичная шутка наших дней: "Что курил автор?" Так говорят офисные работники, когда сталкиваются с недопустимой для их сознания фантазией, иррациональностью, неканоническим искусством. Эта типическая фраза на самом деле означает нечто большее, чем просто "среднестатистическую пошлость": это как раз то самое представление о том, что иррациональное, трансцендентное, творческое, игровое, религиозное может явиться в человеке только через наркотическое опьянение. Сама возможность прободения мира, разрыва матрицы, в которой мы существуем ежесекундно, имеется только в состоянии химически измененного сознания, причем случайно измененного (курил не ту траву, как раньше, когда фантазия была под контролем).
Множество культурологов и психологов отмечают, что главным психозом человека рубежа XX-XXI века стала роботизация, автоматизация труда. Апокалипсис наших дней - это эскалатор метро, всасывающий работников внутрь офиса утром и вечером выбрасывающий их уже выжатых, изможденных. Любой труд оказывается конвейером, а работник - и оператором конвейера, и собственно тем, что по конвейеру движется: биомасса, которая сама себя вырабатывает. Типичный образ из апокалиптической антиутопической фантастики: рабочих кормят "энергомылом", который сами же рабочие вырабатывают из отслуживших свой срок, мертвых рабочих. Таким образом в теме урбанистического конвейера живет культурная память о печах Освенцима как предела этого психоза, где сама смерть встает на конвейер.
И отсюда главный страх, воспроизведенный массовой культурой конца XX века, - мир зомби. В этом племени неутомимых, безмозглых, ничего не чувствующих, подчиненных инстинкту и логике волны, вампирических существ, озабоченных темой пожирания, высасывания жизни (то есть безудержного потребления), офисное урбанистическое человечество узнает самого себя. И самого себя боится. Хорошо организованная армия мертвых, не чувствующих боли, рано или поздно пожрет оставшихся в живых.
Subscribe

  • Старт Ап

    В блоге для начинающих критиков "Старт Ап" СТД РФ - новая публикация. Анастасия Жукова пишет о спектакле «День отдыха» Валентина Катаева,…

  • (no subject)

    Так уже бывало не один раз, что новый тип литературы позволял режиссеру Марине Брусникиной развернуться в другую сторону и заставлял изменить свои…

  • Лавр и Красный вольфрам

    Рассказываю на канале "Культура" о спектаклях: - “Лавр” по роману Евгения Водолазкина, режиссер Эдуард Бояков, МХАТ им. М. Горького - “Красный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments