December 24th, 2015

Действительно, уникальный театр

Уникальность нового проекта в том, что хоть актеры и зрители и будут находиться очень близко друг к другу, это не перерастет в совместную игру в куклы. /.../ Предполагается, что артисты периодически будут выходить к публике.

http://sevastopol-tv.ru/component/k2/item/26188-v-sevastopole-otkryivaetsya-kukolnyiy-teatr

О критике

Во-первых, я считаю, что без свободы не может идти речь ни о человеческом достоинстве, ни о счастье членов общества. Жить под надзором полиции, вздрагивать при каждом шорохе, страшась ареста, ссылки или смерти, бояться произнести лишнее слово, постоянно скрывать свои мысли - это не жизнь. Во-вторых, я считаю, что свобода - залог силы государства. Тоталитарные государства - колоссы на глиняных ногах; они выглядят могущественными лишь благодаря своей пропаганде, способности подавлять в зародыше любой конфликт, быстроте и секретности политических акций. Тоталитарный режим вводит в заблуждение только романтиков да слабых духом, принимающих тирана за избавителя. Но после долгой борьбы свобода торжествует: так случилось и в 1918, и в 1945 годах. В свободной стране решения властей постоянно подвергаются критике. Эта критика сурова, подчас даже несправедлива, но она полезна. Она помогает исправлять ошибки. Тиран же никогда не исправляет своих ошибок, поскольку слышит лишь голоса льстецов.

© Андре Моруа. Во что я верю. 1951

Прозаики

Читаю этот коллективный обзор русской литературы в 2015 году и хочется рыдать.
Кроме двух-трех фамилий (каждый из которых имеет всего лишь одну-две постановки) никто из современных прозаиков не оказался востребован современным театром в России. И не окажется.
Не читают, не ставят, не интересуются, не вступают во взаимоотношения. Пьесы не заказывают.
Тысяча театров в России. Сотни режиссеров.
И смотрят критики по восемь "трех сестер", по двенадцать "макбетов" и по семь "мудрецов" всякий сезон.
Одной Марины Брусникиной мало для России, катастрофически мало.

И то, что прозаики в театре не заинтересованы, не работают на него, виноват именно театр. И никто иной.