October 1st, 2020

"Гарри в огне", реж. Саша Денисова, Театр.doc

Любопытный был у меня театральный опыт вчера. Смотрел спектакль Саши Денисовой "Гарри в огне" в Театре.doc. Сперва ничего особенного работа не обещает: ну, ералаш, веселая актерская забава, самоделка. Состарившийся пенсионный Гарри Поттер сотоварищи пытаются превратить капустник в политический памфлет. А дальше спектакль стал ломаться - с введением в тело его вербатимных кусков про судьбу артистов, в нем играющих.
Тут старятся не герои Роулинг. Тут старится Театр.doc. Спектакль собрал несколько артистов, бывших звездами doca в спектаклях разных лет. В их монологах - изможденность, усталость, ощущение перелома к старению, медленное накопление смерти. Все еще числящийся в новых театр признается самому себе, что вдруг ощутил, что он уже не молод. Как ни молодись, а это все заметнее.
Тонко, неплакатно проявляется тема потери основателей Дока. Гарри Поттер перед портретами Миши и Лены исповедуется, называя их папой и мамой. Суть исповеди - потеря смысла существования. Спектакль - о волшебстве Хогвардса, которое больше не действует. Все в прошлом.
Спектакль, оформленный как рыхлая зона для актерской вольницы и дуракаваляния, завершается феерическим клоунским номером Сергея Фролова, суть которого: я хочу играть, я еще не старый, я еще что-то могу. Веселые похороны Театра.doc предъявляют нам любопытный вираж идеи: то, что начиналось как "театр, в котором не играют", завершается как театр, в котором артисты хотят играть так, что аж из носков выпрыгивают. Играть для них - значит оттягивать это накопление старости. И эта интонация, с одной стороны, злобно-саркастическая, а, с другой, - для знающих - совершенно слезная, сентиментально-депрессивная. Это капитуляция в открытую. Как схлопование утопии и идеализма под натиском и атакой старости. "Нон-конформизм - он до первого аборта", как сказано в пьесе Славкина. Какой может быть нон-конформизм, когда папа и мама умерли, оставив пустоту существования без себя? Что дальше, Дава, что дальше?
Одним словом, я увидел нечто смелое и откровенное: театр публично признается в том, что старится. Театр сам себя пародирует, сам над собой горько усмехается, капитулирует, сам себя хоронит и отчаянно веселится по этому поводу. Вместо белого флага выбрасывает оранжевый. Тем более, что в зале, видимо, был только один я, кто понимал, о чем говорят артисты, о каких спектаклях и свершениях нулевых они увлеченно рассказывают. Сменился круг публики. И для них эти истории - о "временах очаковских и покорения Крыма". И это проблема.
Сильнее всего тема звучит у Арины Маракулиной. Актриса рассказывает о "Кислороде" и "Зажги мой огонь", рассказывает откровенно о многим известной трагикомической истории о травме головы. Но, в сущности, Арина говорит именно конкретно это: я устала, я поняла, что я средняя актриса и что у меня больше нет амбиций. И в этот момент хочется встать и закричать: нет, Арина Маракулина - выдающаяся актриса! Звезда этого театра, кумир. Эта целая эпоха - манифестационный "Кислород", почти религиозная роль в "Трусах", "Экспонаты". Остановись, время, и все быстро поверьте в себя. Если есть силы шутить по поводу своей старости, то еще не время петь "Старинные часы еще идут".

Старт Ап

В блоге для начинающих театральных критиков "Старт Ап" СТД РФ - новая публикация.

Елена Жданова из Иркутска пишет о диджитал-спектакле «Пушечное мясо» Павла Пряжко, реж. Дмитрий Волкострелов, продюсер Евгения Шерменева

http://start-std.ru/ru/blog/246/

Мирнинский театр

Очередной чиновничий волюнтаризм. Слияние театров - это сегодня самое главное зло театральной системы. Зло № 1. Это нигде не работает, а только мешает, тормозит развитие системы. Автономность, самостоятельность провинциальной культуры, уникальная слитность театра и комьюнити, локуса - это ценность, которая является безусловным достоянием постсоветской театральной России.
Я бы в Мирном, видел этот театр. Он способен существовать самостоятельно. И достигнет лучших результатов только на условиях самостоятельности, а не поглощения.