April 6th, 2021

Старт Ап

В блоге для театроведческих дебютов "Старт Ап" СТД РФ - новая публикация.
Алина Сагачеева пишет ретрорецензию на спектакль Камы Гинкаса «Комната смеха» по пьесе Олега Богаева «Русская народная почта» (1998). Театр п/р Олега Табакова. В главной роли - Олег Табаков.
Алина Сагачеева - наша с Михаилом Дурненковым студентка в Школе Константина Райкина.

Проект в Мелихово: документальные пьесы о Чехове

Наконец, могу написать о важном. Этим летом мы вместе с музеем-усадьбой Антона Чехова и театром "Чеховская студия" (художественный руководитель - Рустем Фесак) провели в Мелихово лабораторию документального театра, на которой были около двадцати драматургов. Это были чудесные творческие дни. Лекции читали Алевтина Кузичева, Лия Бушканец, Юрий Доманский и я. В результате сессии, посвятившей молодых авторов в чеховский мир, были созданы пьесы на документальном материале. Теперь они вышли в виде сборника, который можно легко скачать: http://chekhov-nf.ru/
Расскажу о некоторых пьесах.
Мелихово обещало взять в работу одну пьесу, и свой выбор музей остановил на очень достойном тексте Аси Датновой "После Чехова". Ее непременно будут ставить театры! Это пьеса для троих пожилых актрис (представьте себе!). После Чехова живут-выживают его близкие женщины: Ольга Книппер, Мария Чехова, Лидия Авилова. Они живы и воспоминаниями, и будущим: тем, что теперь надо строить миф об Антоне Павловиче - из кусочков знакомой им реальности. Осиротевшие после ухода Отца, после катастрофы реальные три сестры: то ли эринии, то ли жены-мироносицы, то ли душеприказчицы. Они все еще домысливают жизнь Чехова, не в силах вместить эту величину. Эта пьеса о том, как Чехов вживается в историю, как проходит миф о Чехове сквозь сталининщину, о том, что осколки былой жизни оказываются, по словам Алексея Лосева, сосланы в XX век.
Пьеса Евгения Ионова "Чайная птица" - скорее для детского театра и даже для театра кукол. Это рассказ о Чехове-мальчике, который преодолевает цинизм и скаредность своей семьи, проходит через унизительную неправду отцовского существования. Мусор действительности не закрывает душу молодого художника, где факты действительности преобразуются в художественные образы.
Чудесный текст Валерии Тёмкиной "Великолепный дождь", где записные книжки и письма Антона Чехова мешаются с дневником его отца. Этот конфликт документов являет нам подобие конфликта темпераментов Песоцкого и Коврина в "Черном монахе". Одержимый, импульсивный, холерический художник и безмятежный, самоуверенный садовод-наблюдатель за природой. Это два потока, в котором нет и не может быть диалога, где одному суждено выдавливать по капле раба, а другому наслаждаться положением вещей и следить за ходом утекающей жизни.
У Артема Казюханова в "Собаках Чехова" фантазия на документальном материале о судьбе Хины и Брома - мелиховских собачек, забытых в усадьбе после спешного отъезда Чехова в Крым, наподобие Фирса.
У Елены Щетининой ("О чем пищат устрицы") - постмодернистское расследование о судьбе устричной темы в творчестве и жизни Антона Чехова.
Любовь Страхова в пьесе "Холера окаянная" сосредотачивается на теме Чехова-доктора, санитарного врача, который бьется с невежественным народом во время эпидемии.
Не лишена интереса и вторая пьеса весьма любопытного автора Валерии Тёмкиной "Небесный секретарь": пьеса в картинках анализирует интернет-мемы вокруг Чехова, а также его имиджи внутри современной массовой культуры.
В сборнике есть масса других пьес, тут, мне кажется, все интересно. Пожалуйста, читайте и ставьте.

"Сказка о Царе Салтане" Николая Римского-Корсакова, реж. Дмитрий Черняков, Брюссель

Это спектакль редкой красоты и изящества замысла. Мы часто говорим о том, как театр помогает понять Другого, чужое сознание, как в театре через идентификацию можно распознать того, кто похож на тебя, но в ком твои же реакции и свойства обустроены иначе.
Дмитрий Черняков ставит в Брюсселе оперу Римского-Корсакова "Сказка о царе Салтане". И это, правда, сказка. Но она тут не существует в материальном воплощении. Она - фантом, галлюцинация, океан воображения. Мерцающее сознание человека пытается осмыслить зло, которое с ним сотворили люди. Весь красивый русский сказочный миф оказывается мегалитической фантазией Гвидона (Богдан Волков) - мальчика с аутизмом, которому мама (как у Макдонаха Катурян Михалу) сочиняет историю, чтобы поразить его воображение и возбудить его угасающий дух. Две сцены: реальность мамы (Светлана Аксенова) и ребенка, расставляющего богатырей по порядку, играющего с белкой, и реальность фантазии, которая то предстает через анимацию, то через воспроизведение некоторых мизансцен. Мальчик пропадает в этой дыре бессознательного, проваливается в яму фантазии, и только тут ему хорошо и комфортно. Царевна-лебедь - врач, финал - консилиум врачей и приезд бессильного отца, которого никогда не было рядом. Гвидон поет, когда его сознание успокоено, - это результат огромной работы матери по адаптации сына.
Это выдающийся гуманистический замысел, реализованный с таким светлым, таким сочувственным соучастием. Здесь нет ничего фальшивого, никакой сусальности, сувенирности и условности оперного пения - мы видим актрису, плачущую, говорящую с залом открыто, свободно, в безусловном рисунке. На короткий миг опера становится искусством прямого высказывания. И густая музыка Римского-Корсакова, словно оплотневшее красочное сновидение, только выигрывает от аскетического воплощения, не имеющего материального выражения.
Я в огромном восторге от высоты художественном мысли Чернякова. Какое светлое мышление! И вот спросите, почему же это все не в России, где такое искусство так нужно обществу. Так нужна эта сострадательная, милосердная интонация к человеку!

Старт Ап

В блоге для начинающих театральных критиков "Старт Ап" СТД РФ - новая публикация.

Мария Сандалова пишет о спектакле «Русское варенье» Людмилы Улицкой, реж. Тимур Насиров, Театр на Спасской, Киров

http://start-std.ru/ru/blog/267/