April 21st, 2021

"ЗАТО" Даны Сидерос, реж. Юрий Алесин, Новокузнецкий театр драмы

На видео посмотрел новокузнецкий спектакль "ЗАТО" - он оформился, встал на ноги после нашей лаборатории "Трансформация мифа", где драматурги вместе с режиссерами писали специальные пьесы, в которых взрастала бы современная мифология. Дана Сидерос работала с режиссером Юрием Алесиным.
Работа мне понравилась - в ней сохранилась мрачный, загадочно-мистический колорит эскиза. ЗАТО - закрытая территория, закрытый город, в котором персонажи упрятались от бед и невзгод. Они зарылись в комфорте, не пускают в свой саркофаг внешних угроз. История, отправной точкой для которой стала библейская притча об Иове, здесь предстает как сиквел сюжета о любимце Бога, который все теряет и потом все заново находит. А что будет дальше, какой еще вираж ждет человека - Божью куклу, с которой можно обходится как заблагорассудится. Мрачная история бесчисленных потерь разворачивается как детектив, где совершенно непредсказуемым будет финал: из гармонии - в хаос, в неразбериху.
Новые дети Иова - они как возмездие для взрослых. Они догадываются об иллюзорности внешнего комфорта родителей. Тяготение к покою и герметичности существования терапевтично, эта патология, которая скрывает травму и депрессию. Для детей мир взрослых выглядит как театр марионеток, нечто условное и фальшивое, что требует вскрытия.
И когда оно происходит, становится ясно, что ни одну из былых травм никогда не исправить, никогда не залечить. Всё с нами навсегда. И никакая комфортная жизнь не вынет иголки из сердца. Здесь упрямо бьется опальная современность. Беслан с нами. Курск с нами. С нами Белый дом и с нами Одесса. С нами Норд-Ост. С нами Чернобыль и с нами Зимняя вишня. Ничего не прощается. Ничего никогда не вылечить. Дана Сидерос во всех своих пьесах зажигает минипожары из школьной драмы "Всем, кого касается": всё тут в огне, опасность, алярм, тревога. И можно долго всматриваться в лицо уникального актера Александра Шрейтера: в печальных глазах нового Иова точное знание о том, что терять человек будет всегда.