May 4th, 2021

Божественная бесчеловечность

Вот за что можно любить античность: здесь драматург мог в одиночку сражаться с богом и побеждать его.

"В" Вакханках" /... / Еврипид /... / уже не считает более, что бог должен выражать полноту жизни и представлять самый высокий образец сознания. Итак, достаточно того, чтобы Дионис не удовлетворил одного из условий, которые драматург поставил для признания бога, достаточно того, что бог появился в небе трагедии, торжествуя в своей бесчеловечной божественности, чтобы Еврипид, увлеченный своей любовью к страдающему человеку и нравственными требованиями, выдвинутыми разумом, вдруг отвернулся: он отказывается от этого бога. /... / Человечность поэта восстает против против божественной бесчеловечности".

© Андре Боннар. Греческая цивилизация. 1962

Возможно, это изображение (2 человека)

Вина без преступления

Фридрих Шеллинг:
"[В трагедии] виновный становится преступником благодаря судьбе. /... / В этом заключается величайшая мысль и высшая победа свободы - добровольно нести также наказание за неизбежное преступление, чтобы самой утратой свободы доказать именно эту свободу и погибнуть, заявляя свою свободную волю".
Романтическая утопическая абстракция становится явью в тоталитаризме ХХ века, когда из театральной трагедии вина и наказание без преступления или же преступление по вынужденности (уловка 22) переносятся в реальность, но в ней уже не находится ни чувства удовлетворения, ни катарсиса.