pavelrudnev (pavelrudnev) wrote,
pavelrudnev
pavelrudnev

Categories:

Одноэтапники. Невыдуманные рассказы

Третий эскиз лаборатории в Музее истории ГУЛАГ делал режиссер Никита Бетехтин, художник Михаил Заиканов с актерами Gogol School. В основе лежали незаурядные рассказы лагерника Леонида Городина "Одноэтапники. Невыдуманные рассказы" и его же словарь языка ГУЛАГа.
Это был интересный опыт этюдов, созданных коллективом из двадцати актеров-любителей: при этом группа искала возможности, как грубый, шершавый документ превратить в красивый образ, в символ.
Все началось с чтения словаря языка лагерников, где режиссер называл слово, а артисты, находясь в гуще зрителей, давали определение. Это было похоже на литургию, где привычные слова обновляли свое значение. Лагерный язык поразительный образом напоминал наш сегодняшний бытовой жаргон. Я думал о том, о чем читал у Варлама Шаламова, - что самое страшное действие, которое произвели лагеря: это крушение интеллигента через слияние с криминалом, через вынужденный симбиоз с блатным миром, блатными законом, лексиконом, манерами. Язык сохраняет в себе все исторические пласты, хранит то, что утекает из памяти. В языке утрамбовалась история.
Дальше была страшная картина: артисты, опять же стоя посреди зрительного зала, читали отказные письма - массу писем, где дочери, отцы и сыновья отказывались от своих ближайших родственников, признанных "врагами народа". При этом били себя в грудь, словно вытрясая "пепел Клааса". Эта ситуация непройденного теста на любовь выбивала почву из-под ног, и ты как зритель переставал делить мир на "мы" и "они". Лагерная проблема сложнее, чем кажется.
Дальше была поэтическая сцена, в которой под традиционную текучую народную русскую песню девушки-актрисы словно стекали по ступенькам в зале, образуя вечную реку из умерщвленных тел. Гулаговская ситуация вписывалась в бесконечную вереницу русского страдания, печальной горестной общей судьбы, отраженной в фольклоре и в городской культуре.
В финальной картине участники спектакля перечисляли современные теракты, рассказывали об их личном восприятии, и возникала попытка понимания: объяснить далекое и не до конца понятное можно только через то, с чем сталкиваешься каждый день, что травматично именно сегодня.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments