pavelrudnev (pavelrudnev) wrote,
pavelrudnev
pavelrudnev

Categories:

Живая прелесть греха

В статье об еще студенческом спектакле курса Петра Фоменко "Волки и овцы" Наталья Крымова гениально формулирует: у Мурзавецкой (Ксении Кутеповой) "живая прелесть греха". Вот это свойство театральности 1990х: мотив театра, театральности в быту, спасения театром от мерзкой реальности, театральности как щита против безвременья, умение разыграть жизнь, которая никак не складывается в нечто вразумительное, удобное. Вот это всё, что было видно в ранней Мастерской Петра Фоменко, как бы делает пороки героев Островского несущественными, родными, простительными. Если на сцене не персонажи, а люди театра, то и грехи Мурзавецкой - кукольные, тряпочные. Порок заводится потому, что надо же кому-то как-то завести интригу. Добродетель не драматична.
В этих эмоциях Натальи Крымовой совершенно чудесное чувство театра, которое уводит критика от серых стертых разговоров о морали. Тут живет пушкинское: "Поэзия выше нравственности. Или во всяком случае – совсем иное дело". В реальности порок невыносим, в искусстве - это строительный камень интриги. И вот пойди объясни это морализаторам.

На изображении может находиться: 4 человека, люди танцуют и люди стоят
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments