pavelrudnev (pavelrudnev) wrote,
pavelrudnev
pavelrudnev

Categories:

"Рассказ о счастливой Москве", реж. Миндаугас Карбаускис, Табакерка

Прекрасная режиссерская работа. Красота, ритм, эмоциональность, интеллект, артистическая роскошь, цвет, звук. Карбаускис поставил первый не депрессивный и не "прибалтийский" спектакль в своей карьере. О любви к москвичам - самым гармоничным людям на свете.
На сцене красота. У Карбаускиса и Митрофановой - идеальное чувство театра как искусства цветовых пятен. Серое сукно, черное "готичное" дерево и ярко-красный цвет коммунизма. Это все контрастирует, рябит, мерцает в глазах. Тема вешалки в "Рассказе о семи повешенных" (там вешалка в доме бомбистов с повешенными шинельками предвещала казнь революционеров) в другом "Рассказе" играет более весомую роль. Декорация - это и есть вешалка, гардероб в ДК. И серые шинелки как примета военного коммунизма, военного положения Москвы 30-х как символа временности. Самая мощная сцена с шинельками - когда умирающую одноногую Москву Честнову подпирают Сарториус и Комягин - умирающая мечта о счастье умирает на несвежем белье разрушенных иллюзий, на холме омертвелых шинелек.
"Счастливая Москва" - оборотная сторона "Котлована": все, что сказано об историческом моменте в жанре пародии во втором романе, герои первого повторяют с восторгом. Прекрасный идеализм довоенной России, солнечные годы раннесталинского периода - о наших иллюзиях, о фантастическом ощущение приближающегося, близкого счастья, об развернувшихся исторических перспективах. Ирина Пегова - идеальная актриса, чтобы выразить полноту и свежесть этой утопической блаженной философии. Пегова светлая. Пегова солнечная. Пегова винтажная. Платонов и в "Котловане", и в "Москве" фиксирует милое косноязычие "новых людей" как следствие малокультурности и нахватанности. Спектакль Карбаускиса это косноязычие культивирует, делает из него важнейшую примету времени: сплошные ученые разговоры профанов.
Все же это серьезное подвижничество Карбаускиса - вводить в театральный контекст новые, незатертые тексты. Вообще, читают ли литературу режиссеры? У Карбаускиса всегда сложная литература. Сложные темы. Сложная структура театрального пересказа. Сложный, сложносочиненный театр. Карбаускис - виртуоз сложной театральной техники. Он умеет делать спектакль о том, о чем, кроме него, никто не говорит. Он первооткрыватель не только литературы для театра, но и тем, атмосфер, новых идей, смыслов.
Очень хороший Алексей Усольцев - наконец, можно увидеть интересного артиста (помните, как он призрака в сознании Хлудова играл в "Беге") в большой роли. Ну и Яценко, ну и Куличков превосходные.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments