pavelrudnev (pavelrudnev) wrote,
pavelrudnev
pavelrudnev

Categories:

"Роберто Зукко" Бернара-Мари Кольтеса, реж. Кама Гинкас, Московский ТЮЗ

Нельзя не начать с расплывчатой фразы: "это странный спектакль". Страннейший, самый странный из всех, что приходилось видеть у мастера. Мне - понравилось. При том, что в нем очень много бессильного, именно бессильного вызова, эпатажа, пощечин обществу, эмоциональных "подстав". В "Роберто Зукко" Кама Гинкас позволил себе быть предельно циничным, дьявольски бессердечным - в этом смысле тема, возникшая в массовых сценах его "Великого инквизитора" (с инвалидами и хлебами) стала звучать шире, громче, явственней. Гинкас расписывается в ненависти к обществу, в социальной пьесе выступая как антисоциальный художник, твердо и четко проклинающий мир, его окружающий. Тема проклятья, адресованного миру, - мне кажется, что в "Роберто Зукко", она основная.
Гинкас ставит Кольтеса как классику и - ясное дело - сурово, нещадно ее интерпретирует. В общем-то метод, "запрещенный" при постановке современного текста. Современный текст ставят ближе к авторскому высказыванию, иначе разрушается смысл высказывания. Тем более в контексте нашей культуры, где эта пьеса - до сих пор пьеса для чтения, которую и читали-то далеко не все. Для Гинкаса "Роберто Зукко" - криминальная драма, чернуха, эпизод телехроники. С живой пьесы он сдирает любую философию как кожу, лишает авторского осмысления, оставляя историю как скелет без мускулатуры. Кама Гинкас не верит в философию Кольтеса. Кольтес начинает пьесу с цитаты из Литургии Митры, которую обнародовал Карл Юнг: "После второй молитвы ты увидишь, как разверзнется солнечный диск, и из него восстанет фаллос, рождающий ветер". Для Кольтеса Зукко - сын Бога-Солнца и антихрист, антихристианин, постольку поскольку древнеиранские культы, митраизм и зороастризм, были антиподами раннего христианства. Для Кольтеса поступки жестокого убийцы Роберто Зукко так или иначе эстетизированы, облечены в солярную, принципиально ахристианскую философию. Солнце дает и отнимает жизнь, и в религии ножа, в религии солнечного фаллоса убийство приравнено к животворному акту. Карающее солнце и солнце рождающее. Убийца - хирург общества. Убийца - поэт, сын солнца, в эрегированном ноже которого отражаются солнечные блики.
У Гинкаса этот принцип сохранится лишь однажды: режиссер тут не может пойти против текста, и быстро окажется, что искренний разговор Роберто Зукко с персонажами будет биться о механичность, заведенность поведения статистов в жизни Зукко. Мать будет страдать и корить сына, девочка будет хотеть секса, ее сестра будет ее отговаривать, ее отец будет пить, филистеры будут причитать, а полиция мимикрировать и ловить преступника. Есть жестокий хирург-убийца и есть фигуранты, люди с сознанием, заведенным как машинка на одну и ту же программу, одну и ту же модель поведения. Роберто Зукко от матери нужна лишь старая одежда, но мать Роберто, не слыша его, все равно проработает свою "материнскую" программу причитаний до конца, до своего конца. Роберто Зукко - не часть этого механического мира. Он его лекарь.
Гинкасу солярная философия Кольтеса - ни к чему. Он вообще пьесу ставит про другое. Про тотальную нищету - нищету материальную и нищету моральную. Про мир, готовый стать жертвой маньяка, распластавшийся перед убийцей как девица перед насильником. Самой важной фразой Зукко у Гинкаса становится: "У меня нет врагов, я ни на кого не нападаю. Я давлю других животных не из злости, а потому что они случайно попадаются мне под ноги". Вот собственно вся философия Зукко. Насилие как средство выживания. Насилие, ставшее править миром. Насилие, ставшее повседневностью. "Дружба" Роберто Зукко и Солнца в финале, эта тема солнечного прикрытия, под которым Зукко утикает из тюрьмы - это разговор о том, что насилие возможно там, где Солнце это насилие разрешает, дозволяет. Солнце дает благоволение на насилие, разрешает его. Солнце - само великий разрушитель. Вот в чем смысл Гинкаса.

Убийство маленького мальчика "в живом эфире" - это сделано даже циничнее сцены Personal Jesus в спектакле о Шагале. Кто видел, тот понял. Вообще "Роберто Зукко" - спектакль не для слабонервных. Это точно.

Еще несколько наблюдений. Мне кажется странным, что Гинкас ставит Кольтеса в обстановке, в которой раньше ставили пьесы Олби и Осборна из 1960-х или пьесы О'Нила из 1930-х - про прогнивающий Запад. Время Гинкасом состарено, отодвинуто сильно назад. Мне это кажется неточным и серьезно вредящим спектаклю, который - так или иначе, но высказывание о дне сегодняшнем. Песни группы "5'NIZZA" в этой атмосфере "смрадного запада эпохи кризиса капитализма" выглядят анахронизмом. Почему - благодаря "Чудесной стране" Жанны Агузаровой - Гинкас рифмует финал "Зукко" с финалом "Ассы", это еще более-менее понятно, да и слова текста песни тут подсказывают дорожку. С "Пятницей" хуже - путаются карты. И лезет в глаза навязчивая наркотическая тема, о которой в спектакле, кроме как в песнях "Пятницы", ни слова.

Первые мысли такие. Дальше буду еще думать)
Subscribe

  • Старт Ап

    В блоге для начинающих критиков "Старт Ап" СТД РФ - новая публикация. Анастасия Жукова пишет о спектакле «День отдыха» Валентина Катаева,…

  • (no subject)

    Так уже бывало не один раз, что новый тип литературы позволял режиссеру Марине Брусникиной развернуться в другую сторону и заставлял изменить свои…

  • Лавр и Красный вольфрам

    Рассказываю на канале "Культура" о спектаклях: - “Лавр” по роману Евгения Водолазкина, режиссер Эдуард Бояков, МХАТ им. М. Горького - “Красный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • Старт Ап

    В блоге для начинающих критиков "Старт Ап" СТД РФ - новая публикация. Анастасия Жукова пишет о спектакле «День отдыха» Валентина Катаева,…

  • (no subject)

    Так уже бывало не один раз, что новый тип литературы позволял режиссеру Марине Брусникиной развернуться в другую сторону и заставлял изменить свои…

  • Лавр и Красный вольфрам

    Рассказываю на канале "Культура" о спектаклях: - “Лавр” по роману Евгения Водолазкина, режиссер Эдуард Бояков, МХАТ им. М. Горького - “Красный…