Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Игорь Гордин

В "Хорошем человеке" Константина Богомолова больше всего нравится, как играет Игорь Гордин. Артист нашёл краски, которые при всем разнообразии палитры ещё в театре не показывал.
Гордин на сцене оправдывал своих персонажей, здесь - нет. Тут ленивое тихое стереотипное злое, которое всегда действует за кулисами, про закрытых шторах. Совершает преступления, за которые никогда нельзя посадить. Фильм посвящён семейному насилию, выстреливающему в выученной беспомощности ребёнка, в заморозке темперамента. Игорь Гордин строит роль на душном вялом шепоте, в котором, тем не менее, пылает железобетонное маскулинное превосходство, патернализм, безусловное право силы. Можно изучать самый механизм подавления и паралича по этому шепоту, в котором тонет, как в дне сурка, детское травмированное сознание главной героини.

Люстра

Наш домашний доктор, потрясающий дядька, настоящий доктор Айболит, такое удивительное сочетание современных знаний и лучших аристократических манер педиатра советского периода как-то сказал:

"Основная причина детского травматизма - это то, что отцы, подкидывая детей, забывают о существовании люстры".

Я вот все думаю о том, что это вообще универсальный афоризм на все случаи жизни. Мы все забываем о существовании люстры.

Rainbow of hope

Пишет моя сестра, она уже довольно давно живёт под Бирмингемом.

"В Бирмингеме все дети рисуют радуги и вывешивают их в окнах домов как символ надежды на то, что все скоро образуется. Rainbow of hope".

У Иры и ее мужа тоже двое мальчиков, но разного возраста, постарше. Это они нарисовали.

Ужасно это трогательно, особенно если учитывать, что в том районе (я там был) это одно-двухэтажная Англия. В каждом окне детские рисунки. Очень мотивирует взрослых.


Нет описания фото.

Чунга-Чанга

Танцевали с детьми под "Чунгу-Чангу", и я задумался. Текст Юрия Энтина - это не про Африку, это совершенно не совпадает с реальной Африкой, которая в те годы уж тем более страдала от колонизации и последствий колонизации. Все советское детство я слышал про путы рабства и голод в развивающихся странах, читал про них в детских энциклопедиях.
Африка предстает здесь как небесный рай с постоянным счастьем, легкой и простой жизнью, фруктовым изобилием, лезущим в рот. Ничего этого в Африке нет и никогда не было. Рефрен "Жуй кокосы! Ешь бананы!" не может даже чисто лексически не отсылать к метафоре Маяковского о респектабельной буржуазной дореволюционной сытости: "Ешь ананасы, рябчиков жуй".
Напоминает известный анекдот про Александру Яблочкину - как она рассказывала пионерам про коммунизм: "Это будет прекрасное время! Изобилие продуктов, никто не будет ютиться в коммуналках, у всех будут свои дома. Люди будут уважительными и вежливыми, а на улицах будет чистота и порядок... В общем, как при царе!".

На самом деле песня Юрия Энтина и Владимира Шаинского - это еще один прекрасный пример колоссальной тоски интеллигента по свободе, заложенную, как мина, в детское искусство. Иначе рассказать о свободе было невозможно. Нам чудо-остров не достался, пусть хоть дети помечтают о несбыточном.

На изображении может находиться: текст

Медея

В качестве аргумента за трактовочный, интерпретационный театр обычно выдвигают простой и ясный аргумент - пьесы Уильяма Шекспира. Их можно трактовать, так как сами они являются интерпретациями более старых легенд и историй, а не, по большей части, оригинальными произведениями.

Но существует и более древний, буквально архаичный пример. Мы знаем историю Медеи по пьесе Еврипида и "Метаморфозам" Овидия. И там, и там Медея убивает своих детей.
Но это только одна из возможных интерпретаций мифа. В других версиях - детей Медеи как дурное семя убивают жители Коринфа, потому что не хотят продолжения зла, жить с выкормышами дурной бабы.

Всё есть интерпретация. Любое чтение - есть перевод на язык читающего. Ни у кого нет монополии на "правильный взгляд". Даже у автора.

Мастерская детской драмы в РАМТе

Вот еще такая затея в Российском молодежном театре для драматургов. 

В целях развития репертуара для детей (возрастная категория 5-10 лет) РАМТ и Союз театральных деятелей РФ объявляют о наборе в Мастерскую детской драмы.

https://ramt.ru/news/news-1044/#.XkwD-DIzaUk

"Камино Норте" Евгении Алексеевой

Прекрасный текст был на Любимовке - "Камино Норте" Евгении Алексеевой.

Конфликт темпераментов между экстравертной мамой и интровертным сыном превращается в рассказ о том, как подавляет неуемная энергия, как и почему за энергичным любопытствующим поколением приходит покерфейс и отсутствие эмпатии, о том, как мы лжем нашим детям, о том, как легенда и миф разлагаются на разочарования и о том, как важно быть готовым к спонтанности существования.



Красная каска

Очень мне нравится пьеса Керен Климовски «Красная каска». Она показывает сложного ребенка глазами самого ребенка, а не под взором осуждающего или способствующего ему взрослого. Сказка Перро преобразована в современность, где былые страхи и неврозы уже не являются таковыми, а на повестке дня – отчуждение, бытовое насилие, некоммуникабельность, угрозы от социальных институций. Пьеса поддерживает идею о поколении Питера Пэна – психологический термин, означающий страх взросления. Поколение кидалтов, не успевших преодолеть теперь по факту не существующую границу между взрослым и ребенком. Ребенок вырастает в среде инфантилов, и это автоматически делает его самоответственным существом, претендующим и на ответственность за взрослых. Красная каска пожарника – это щит против реальности, желание не столько тушить пожары, сколько укрываться от насилия общества, желание приручить огонь, умилостивить его. Главная героиня внешне – капризный, вздорный ребенок. Пьеса пытается смириться с этим и все же выслушать позицию девочки, чьи реакции обусловлены контрдействиями среды. «Не расти – это очень взрослое решение», потому что только ребенок имеет право этот мир взрослых критиковать. «Каждая ложка манной каши – это ложка притворства, а кусок куриной ноги – сытое довольство собой, а глоток лимонного сока – ядовитая доза ехидства, а ломтик шоколада – приторная фальшь…»

Смена ракурса

В анимационном фильме Эдуарда Назарова "Колобок" (2013, сорежиссер Марина Карпова) происходит незаурядная вещь: в финале оказывается, что историю о Колобке рассказывает маленьким лисятам сама Лиса. Лисята плотоядно облизываются.

На самом деле, в искусстве для детей случается тот же поворот, что и во взрослом. Смена ракурса, уход от деления мира на "мы и они", крушение образа героя и героического сознания.

Мы смотрим на историю Колобка как на историю жертвы, сострадая ему и автоматически наделяя себя статусом этой жертвы: мы, дескать, точно так же страдаем от хищнического мира.
Мультфильм перемещает нас из роли жертвы в роль агрессора, позволяет примерить и тот, и другой костюмы. И по сути задаёт вопрос о том, не забыли ли мы, наделяя себя статусом жертвы, о своей возможной агрессивности по отношению к кому-либо. Не льем ли мы по Колобку крокодиловы слезы?

Классическая сказка, как показывает нам мультфильм, может быть инструментом воспитания как гуманного человека, так и людоеда. Весь вопрос теперь в том, кто рассказывает.

По сути тут видно, как детское искусство, которое кажется нам незыблемым, константным, точно так же меняет свои ориентиры и методы, пытаясь уловить дух времени. Здесь смена ракурса точно такая же, как и смена позиции героя и жертвы героизма в фильме Макдонаха "Три билборда в Миссури".


Нет описания фото.

"Детский час" Лилиан Хеллман

Грандиозный фильм, основанный на первой пьесе американки Лилиан Хеллман "Детский час". Пьеса 1934 года, фильм 1961 года - в главной роли Одри Хепбёрн.

Изувеченный муштрой, репрессивностью и лицемерием школы для девочек ребенок сочиняет про своих учителей легенду об их лесбийском влечении. Цель ребенка - вернуться в семью из респектабельного застенка. Наблюдая за кошмарной манипулятивностью взрослых, ребенок сам становится талантливым манипулятором и шантажистом. Слух становится известен всему городку, и это приводит к краху школы, тотальному отчуждению двух учительниц от общества и родных. Спустя некоторое время ситуация принуждает одну из жертв признаться в этом самом чувстве, которое было скрыто глубоко внутри и неосознанно. То ли ребенок случайно угадал потаенное, подавленное желание и выдал его за действительность или же наоборот сработал известный эффект: если долго убеждать человека в том, что он террорист, он им становится - хотя бы из чувства протеста по поводу злоречивого общества. В финале все завершается жутко трагично, хотя и справедливость восстановлена.

Я не проверял, но, скорее всего, эта пьеса на русский язык по известным причинам не переводилась. Невзирая даже на то, что Лилиан Хеллман была в СССР легитимным ставящимся автором из-за ее симпатий к социалистической идее и критике западной цивилизации.

Ты смотришь это, и понимаешь, что русская культура - из-за проклятой советской цензуры - не прошла своевременно этого важнейшего этапа гуманизации общества. Этой темы вообще не было, как и многих других. И потому мы имеем сегодня такой мощный гомофобный фон - по свидетельству культурологов, он заместил собой традиционный российский антисемитизм. Эта пьеса сегодня очень нужна. Ее надо ставить.
На изображении может находиться: 1 человек