Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Человек

В русских сказках заяц - трусишка, тварь дрожащая.
В немецких сказках заяц - серьёзная фигура, знаток, дающий дельные советы.
По-немецки слово "человек" восходит к слову "разум". По-латински - к словам "почва, земля". По-русски - если по-простому, не научному, к "челу, лицу" и "веку", но на самом деле, по мнению специалистов в этимологии, - к слову "сила, высшая сила".
Можно с ума сойти от того, как прекрасно сложен мир. И пойди разберись: язык выражает или отражает реальность.
Еще припоминаю максиму Клима: на украинском человек - "людына", что совершенно случайно (помня заветы профессора Зализняка) совпадает с homo ludens, человеком играющим.

На изображении может находиться: один или несколько человек


© Оскар Шлеммер. Лестница Баухаза. 1932

Welcome to the machine

Борис Гройс парадоксально размышляет о том, как страх перед животным, звериным в человеке за XX век переменился в сторону доверия и надежды на звериную природу. То, что когда-то было признаком низкого, профанного, стало ценностью - ценится стала спонтанность как гарантия сложной, непредсказуемой организации человека. Люди долгое время думали, что быть зверем - это скверно, а потом поняли, что перед страхом экологической катастрофы и роботизации человека, напротив, звериное в нас является безусловной ценностью, это и делает нас частью космоса.

"Современная антропология помещает человека не между животным и Богом, как раньше, а между животным и машиной. Авторы классических утопий были склонны приветствовать как раз машинное в человеке, чтобы резче отделить его от животного, ведь в животности они видели главную опасность для человека. Авторы позднейших антиутопий, напротив, приветствуют в человеке животное, инстинктивное, аффективное начало, чтобы резче отделить его от машины, поскольку в машинном они видят главную опасность для человека. Если верить этой антропологии, сопротивление власти холодной, машинизированной рациональности может исходить исключительно из иррационального источника – из царства чувств, которым чужда последовательная аргументация и которые обладают иммунитетом против логики в силу своей изначальной амбивалентности и противоречивости. Обычно таким источником оказывается сексуальное желание, любовь, возникающая у героев антиутопических романов как сопротивление принудительной логике рационалистического утопического общества".

© Борис Гройс. Коммунистический постскриптум. 2006

На изображении может находиться: текст «WELCOME MY SON, WELCOME TO THE MACHINE. elmurodePINKFLDYD WHAT DID YOU DREAM? IT'S ALRIGHT WE TOLD YOU WHAT TO DREAM»

"Загадочное ночное убийство собаки" Марка Хэддона, реж. Данил Чащин, Пермский Театр Театр

Одна из самых удачных художественно-просветительских идей спектакля "Загадочное ночное убийство собаки" по Марку Хэддону в пермском Театре-театре - это множественные стенды в фойе, объясняющие публике, что такое синдром Аспергера. Созданная вместе с движением "Антон тут рядом" выставка даёт представление о том, что это не только не недуг, а уникальное, аномальное, требующее специального внимания и изучения состояние сознания человека. Это, с одной стороны, даёт спектаклю Данилы Чащина возможность не рассиживаться на первой части повести, где идёт речь о свойствах Кристофера Буна и его мировидении, а сразу сосредоточиться на главном - на деликатной интимной истории возвращения матери и попытки Кристофера склеить распадающийся мир взрослых. В нежной актёрской интонации плавающего в невесомости Александра Гончарука находятся раритетные краски, чтобы рассказать нам о том, что жертва этого мира только и может его спасти. Это мир нестабилен и разодран, куражится и кружится, а Кристофер Бун - цельность, самособранность.
Посмотрите некоторые объекты выставки, которая не отделима от спектакля, является его предисловием.








Марк Хэддон

Совершенно невероятный аудиоспектакль Алексея Паперного по повести Марка Хэддона "Загадочное ночное убийство собаки". Сделан как подкаст.
В роли Кристофера Буна - прекрасный артист Антон Гочуа.

https://soundstream.media/playlist/zagadochnoye-nochnoye-ubiystvo-sobaki?fbclid=IwAR0n9Z4zbXn0ituOJls7zeizqcCq4gkuK2_qt9lV9MMRpD8tUCKKtC6d1GE

Стекляннный зверинец и Фантазии Фарятьева

Удивительно, как главный конфликт "Стеклянного зверинца" напоминает конфликт "Фантазий Фарятьева". Эти пьесы в симбиозе.
Репрессивная мать, умеющая подавлять позитивом, добросердечной неугомонной деятельностью, плотно застраивает сюжет чужой жизни как собственную неудержимую фантазию, где ребенком манипулируют, его не замечая. Как деятельная мама пытается нагрузить на дочь вариант собственной нереализованной судьбы и как ребенок обрушивается под этой чужеродной, за тебя придуманной ношей, уходя все больше в тихий робкий негромкий бунт. Пьесы написаны в разное время, но, вероятно, представляют конфликт человека скорее из первой половины века и скорее из второй. В первой половине столетия - сражение, гиперактивность, желания, жадность познания. Во второй половине - апатия, сплин, усталость от деятельности, самозакапывание, дождливое покорное настроение. Тирания любви, принудительная гиперопека, она порождает новые эпохи в жизни человечества по ту и по другую сторону железного занавеса.
Все-таки удивительно, как при всей закрытости советского культурного продукта отечественные писатели отражали не только локальные неврозы, но и общемировые. Как в Розове пробуждается ситуационизм Герберта Маркузе, а Петрушевская иллюстрирует лингвизацию бессознательного Лакана, а через Володина и Вампилова можно объяснить, что такое экзистенциализм и проч., и проч.

Станислав Дробышевский

Очень меня увлекает этот человек. Станислав Дробышевский рассказывает, в том числе, про альтернативную историю человечества: совместное существования в архаике различных антропологических типов - хомо сапиенс, "хоббиты", "денисовцы", кроманьонцы, неандертальцы. Вплоть до "межрасовых" половых связей. И постепенное вытеснение всех прочих видом хомо сапиенс. Какая тут бездна для вариаций, как бы мог развиваться мир, в котором было много параллельных человечеств. И вот якобы существующие в различных мифологиях представления о карликах и великанах - это реализация культурной памяти о том, как рядом с хомо сапиенс сосуществовали маленькие "хоббиты" и большие кроманьонцы.

В особенности, все это рельефно оформляется, если посмотреть жутковатый фильм Али Аббаси "На границах миров".

Вот цитата из Дробышевского: "Находки из Дманиси — это самый давний пример доброты. На юге Грузии были обнаружены пять черепов, в том числе один, принадлежащий особи, по тем меркам очень немолодой, то есть примерно сорокалетней. У нее не сохранилось ни одного зуба, но альвеолы — ячейки для зубов — успели зарасти костным веществом. Животные, потерявшие зубы, всегда умирают. А эта бабушка со своей беззубой челюстью смогла прожить долгие годы. Очевидно, о ней заботились, разжевывали для нее пищу. Люди из Дманиси жили примерно 1 770 000 лет назад, то есть это самая древняя ветвь Homo, существовавшая уже вне Африки. Древняя, хотя и, скорее всего, тупиковая".

Еще видео: https://postnauka.ru/video/17396

Уличная сценка

Изможденный, уставший гастарбайтер из Средней Азии везет в одноколесной тележке три-четыре бутыли с водой. Это довольно тяжело - 60-80 литров. Рядом с ним бежит веселая собачка-дворняжка, очевидно, его сопровождающая. Собачка замешкалась, чем-то заинтересовавшись: это парк, рядом газон с его манящими запахами. Гастарбайтер не доволен медлительностью собачки, от движения которой его движение не зависит, и в качестве метода воздействия с усилием, намеренно накатывает колесо тележки на нее, подгоняя ту, которую приручил. На его лицо - злость и облегчение, он выместил на более слабом унижение - совершенно ясно, что к нему точно так же относятся те, кто приручил его. Еще секунда, и тяжелая тележка переломила бы собаке ногу или размозжила бы хребет. Но собачка быстро сообразила, что надо бежать. Она знает, что в этом мире надо соображать быстро, это условие выживания.

Нет оправдания этому человеку, как нет оправдания тому, кто унижает его. Но тут мы видим механизм, как, по какой траектории зарождается насилие.

Один из апостолов современного анархизма Джон Зерзан полагал, что необратимая точка искривления человечества - в тот момент, когда первобытный человек приручил животное. После этого начинается история медленной дегуманизации. После этого с человеком можно делать всё, что угодно.

О Паустовском

"На концерте журналисты стали спрашивать Дитрих, знает ли она кого-нибудь из современных советских писателей. Дитрих ответила, что знает Паустовского и очень любит его рассказ "Телеграмма". Кто-то из зала крикнул, что Паустовский здесь, начался шум, актриса растерялась, и Константину Георгиевичу пришлось выйти — ее спасать. Он просто собирался поцеловать ей руку, но Дитрих вдруг сама встала перед ним на колени... Дальше началась трагикомедия: у актрисы было очень узкое платье и подняться она уже не могла, а Константин Георгиевич не мог ей помочь, тут еще и его врач, который на весь зал крикнул, что Паустовскому надо в постель. Зал захохотал, Дитрих помогли подняться, Константина Георгиевича увели и уложили дома в постель... "