Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Ренессанс Евгения Гришковца

В журнал "Знамя" написал текст о возвращении Евгения Гришковца в "большой театральный мир". О двух спектаклях: "Между делом" в Театре имени А.С. Пушкина и "Собрании сочинений" в театре "Современник". Мне кажется, этот ренессанс важной краской этого сезона: Гришковец говорит о том, о чем многие не заговаривают. Очень рад этому возвращению.

Вертинский на "Монофесте"

На фестивале моноспектаклей "Монофест" в Перми победили два спектакля об Александре Вертинском - Романа Кагановича и Бориса Мильграма. Наверное, кто-то скажет, что это типично и стереотипно, предсказуемо, ведь моноспектакли о Вертинском - это отдельный жанр, и, наверное, ни один фестиваль монопьес в России не обходится без спектаклей о Вертинском.
И вот здесь будет ошибка. Потому что самый главный итог фестиваля "Монофест" для меня - это появление нового тренда, радикальная перемена в осмыслении фигуры Вертинского Сергеем Азеевым и Альбертом Макаровым. Выведение жанра на новый уровень.
И дело даже не столько в том, что, например, Азеев вообще не поет ни одной песни Вертинского, а Макаров поет, стараясь как раз не попасть в интонацию Александра Николаевича, артист не аристократичен, он показывает некрасивую жизнь артиста. Дело в том, что эти две работы выводят моноспектакли о Вертинском из эстрадного контекста в дискуссию о сталинском времени. Здесь доминанта - сложная биография художника и его мучительность существования в золотой клетке советского периода. Драма позднего репатрианта Вертинского помещена едва ли не впервые в точно такой же контекст, что и у Прокофьева и Куприна, Горького и Булгакова. Оба артиста рассказывают о неуютности существования, о двойной морали художника, который пытается быть лояльным строю и одновременно существовать в диссидентской опале. "Одни слова для кухонь, другие для улиц" - даже в общеизвестной биографии "Дорогой длинною" что-то написано для вождя, а что-то от сердца. И Сергеей Азеев, и Альберт Макаров рассказывают о том, как мучительно быть артистом, то есть быть копией того времени, которое тебе досталось. Отражать время, вынужденно становиться зеркалом эпохи - тяжкая обязанность артиста, шрамирующая его лицо.

Возможно, это черно-белое изображение (один или несколько человек)

Возможно, это черно-белое изображение (Альберт Анатольевич Макаров, играет на музыкальном инструменте, гитара и в помещении)

Роль художника в современном театре

А вот и видео выложили дискуссии в Еврейском музее и центре толерантности «Роль художника в современном театре» на фоне выставки памяти Олега Шейнциса «Эссе в четырех картинах».
Участники: Ксения Перетрухина, Алексей Трегубов, Тимофей Рябушинский, Дмитрий Волкострелов
Модератор: Павел Руднев

Старт Ап

В блоге для начинающих критиков "Старт Ап" СТД РФ - новая публикация.

Анастасия Жукова пишет о спектакле «День отдыха» Валентина Катаева, Нижегородский ТЮЗ, режиссер Елена Фирстова, художник Ольга Лагеда

http://start-std.ru/ru/blog/268/


Тезисы дискуссии в Еврейском музее и центре толерантности «Роль художника в современном театре»

Тезисы дискуссии в Еврейском музее и центре толерантности «Роль художника в современном театре» на фоне выставки памяти Олега Шейнциса «Эссе в четырех картинах».
Участники: Ксения Перетрухина, Алексей Трегубов, Тимофей Рябушинский, Дмитрий Волкострелов
Модератор: Павел Руднев

• Тимофей Рябушинский: Олег Шейнцис декларировал уход сценографа в ремесло, театральное производство, в дотошное слежение за всеми стадиями производства декорации. Придумал стакан - опиши его, создай расчеты, схемы. Его любимый термин: "авторский надзор" за декорацией.
• Ксения Перетрухина: Из взаимодействия режиссера с художником на авторитарных принципах сегодня ничего не выйдет хорошего. Вместо иерархии мы сегодня видим идею разнообразия, грибницы.
• Ксения Перетрухина: После Второй мировой войны понятие красоты сменилось на понятие дизайна. Художник ищет не красоту мира, красота после Освенцима - почти оскорбление. Сценографических инструментов для освоения большой театральной формы сейчас очень мало, они слабо развиваются.
• Алексей Трегубов: Я посетил Театр Гонзаго в Архангельском и осознал с ужасом, как мало поменялась с тех пор архитектура театрального здания. Мы до сих пор существуем в предлагаемых обстоятельствах театра эпохи барокко. Тот или иной формат сцены диктует условия для работы сценографа.
• Павел Руднев: Насколько я понимаю, один из главных тормозов для развития сценографии - это недостаток современных архитекторов театральных зданий, отсутствие доступа у них к программам строительства. Я постоянно слышу от директоров российских театров жалобы. Театры строят и реконструируют, как правило, на федеральный бюджет. И в подавляющем большинстве случаев театр, художники не имеют доступа к архитектуре зданий, к процессу строительства, реконструкции, к системе оборудования. Получают готовый театр "под ключ", не имея возможности вмешаться, подправить, проверить комплектацию, выбрать оборудование, разобраться со структурой помещений и т.д.
• Дмитрий Волкострелов: Инерционно театральная система продолжает обслуживать большие театры. Я был в Великом Новгороде, там стоит огромный театр, который обречен на то, чтобы никогда не заполняться полностью. Такому городу такой огромный театр просто не нужен. Если в зале больше 600 человек, это уже шоу. Я против мнения Вольтера, что нация формируется в партере.
• Алексей Трегубов: Этот разговор, правда, не касается музыкального театра. Там другие законы.
• Ксения Перетрухина: Зритель в театре становится общественным телом. Есть разные паттерны поведения в помещениях, где находятся 10, 20, 30, 100, 200, 300 человек. Большие театры подавляют в тебе индивидуальность.
• Ксения Перетрухина: Реконструкции часто ухудшают театральную технологию. В одном театре я слышала такую историю: монтировщик отказывался в определенный квадрат сцены ввинчивать саморезы - до ремонта там была лиственница, после реконструкции настелили фанеру, и теперь туда ничего нельзя вкрутить. У художника должна быть теснейшая связь с цехами, с опытными театральными технологами. Театр обычно забит профессионалами, которые досконально знают свои участки. Нужен диалог на берегу. Монтировщики знают детально, в какой части театра лучше элементы декорации переносить на руках, а в какой - на тележке.
• Алексей Трегубов: Мне неприятно, когда мне драматург говорит: "Ты лучше смотри за тем, как у тебя декорация покрашена. Что ты в мою работу лезешь?"
• Ксения Перетрухина: Важно в работе отключить понятие лично твоей зоны ответственности. В спектакле "Утопия" в Театре наций нужно было обойти весь театр и всем и каждому сказать, от артистов до цехов и уборщиц, что нельзя касаться зеркал, которые мы используем в "Утопии", - иначе они испортятся. Нужно всем всё объяснять, мотивировать, аргументировать. Чтобы возникло общее понимание замысла, чтобы не было отказов. В другом спектакле нужно было собрать на сцене все живые цветы в горшках со всего театра: монтировщики отказались наотрез это делать, а уборщица согласилась. Она просто знает, где, что и как стоит и как это вернуть на свое место. Ей было важно поддержать идею спектакля.
• Дмитрий Волкострелов: Я люблю работать с композитором Дмитрием Власиком, потому что он почти никогда не приносит готовую фонограмму и не говорит: надо включить здесь, здесь и здесь. Он приходит на репетицию и с каждым артистом разговаривает о том, что такое вообще музыка, объясняет, зачем, что и почему нужно.
• Ксения Перетрухина: Важно самому отвечать за весь мир, чтобы не включились газовые камеры. Если ты ответственен за весь мир, лично ты газовую камеру не включишь.
• Ксения Перетрухина: Я художник, который, создавая предметы, понимает, что они будут где-то храниться. То есть 28 дней в месяц эти предметы не пригодны ни для чего. Мой педагог Юрий Арабов во ВГИКе просил не мусорить в мир лишними персонажами в сценарии, за каждый лишний персонаж ответишь на страшном суде. Поэтому искусство сценографии безусловно сопряжено с вопросами экологии. Важно пропускать себя через решето отказов.
• Алексей Трегубов: Декорация - это не произведение искусства. Произведение искусства - это спектакль. Когда мне говорят, что спектакль очень красив, это для меня не комплимент, так как это значит, что я перестарался, потянул одеяло на себя. Я за размытие авторства в театре.
• Тимофей Рябушинский: Так устроен государственный репертуарный театр, что любой его возглавляющий вынужденно становится чиновником. Поэтому я против того, чтобы сценографы становились худруками. Художник занимается формой, режиссер - содержанием. Художник в кресле худрука будет вынужденно заниматься содержанием, это противоречит его профессии. Режиссер в кресле худрука выглядит органичнее.
• Ксения Перетрухина: В классическом театре зритель теряет свое тело, оно статично. В променад-театре, сайт-специфик обретает: можно быть ближе и дальше, можно идти быстрее и медленнее. Я люблю передавать на сцене конечность, смертность человека через предмет. Когда у сухого дерева ломается веточка, зритель думает о смерти, о себе.
• Тимофей Рябушинский: Мной овладевают страхи по поводу того, что театр может полностью уйти в медиамир, VR, проекции.
• Дмитрий Волкострелов: В сегодняшней политической ситуации театр может стать формой спасения. Меня поразил документальный фильм про пожары в Австралии: там наблюдается природная аномалия - вомбаты стали пускать в свои норы других животных, чтобы спасти их от стихии. Это невероятно.
• Алексей Трегубов: Хочу в будущем видеть больше живописных задников. Я хочу, чтобы декорацию художник делал своими руками.
• Дмитрий Волкострелов: Я по-прежнему не слышу в театре разных голосов, голосов разных гендеров, разных социальных групп.

Возможно, это художественное изображение (в помещении)

"Сказка о Царе Салтане" Николая Римского-Корсакова, реж. Дмитрий Черняков, Брюссель

Это спектакль редкой красоты и изящества замысла. Мы часто говорим о том, как театр помогает понять Другого, чужое сознание, как в театре через идентификацию можно распознать того, кто похож на тебя, но в ком твои же реакции и свойства обустроены иначе.
Дмитрий Черняков ставит в Брюсселе оперу Римского-Корсакова "Сказка о царе Салтане". И это, правда, сказка. Но она тут не существует в материальном воплощении. Она - фантом, галлюцинация, океан воображения. Мерцающее сознание человека пытается осмыслить зло, которое с ним сотворили люди. Весь красивый русский сказочный миф оказывается мегалитической фантазией Гвидона (Богдан Волков) - мальчика с аутизмом, которому мама (как у Макдонаха Катурян Михалу) сочиняет историю, чтобы поразить его воображение и возбудить его угасающий дух. Две сцены: реальность мамы (Светлана Аксенова) и ребенка, расставляющего богатырей по порядку, играющего с белкой, и реальность фантазии, которая то предстает через анимацию, то через воспроизведение некоторых мизансцен. Мальчик пропадает в этой дыре бессознательного, проваливается в яму фантазии, и только тут ему хорошо и комфортно. Царевна-лебедь - врач, финал - консилиум врачей и приезд бессильного отца, которого никогда не было рядом. Гвидон поет, когда его сознание успокоено, - это результат огромной работы матери по адаптации сына.
Это выдающийся гуманистический замысел, реализованный с таким светлым, таким сочувственным соучастием. Здесь нет ничего фальшивого, никакой сусальности, сувенирности и условности оперного пения - мы видим актрису, плачущую, говорящую с залом открыто, свободно, в безусловном рисунке. На короткий миг опера становится искусством прямого высказывания. И густая музыка Римского-Корсакова, словно оплотневшее красочное сновидение, только выигрывает от аскетического воплощения, не имеющего материального выражения.
Я в огромном восторге от высоты художественном мысли Чернякова. Какое светлое мышление! И вот спросите, почему же это все не в России, где такое искусство так нужно обществу. Так нужна эта сострадательная, милосердная интонация к человеку!

Проект в Мелихово: документальные пьесы о Чехове

Наконец, могу написать о важном. Этим летом мы вместе с музеем-усадьбой Антона Чехова и театром "Чеховская студия" (художественный руководитель - Рустем Фесак) провели в Мелихово лабораторию документального театра, на которой были около двадцати драматургов. Это были чудесные творческие дни. Лекции читали Алевтина Кузичева, Лия Бушканец, Юрий Доманский и я. В результате сессии, посвятившей молодых авторов в чеховский мир, были созданы пьесы на документальном материале. Теперь они вышли в виде сборника, который можно легко скачать: http://chekhov-nf.ru/
Расскажу о некоторых пьесах.
Мелихово обещало взять в работу одну пьесу, и свой выбор музей остановил на очень достойном тексте Аси Датновой "После Чехова". Ее непременно будут ставить театры! Это пьеса для троих пожилых актрис (представьте себе!). После Чехова живут-выживают его близкие женщины: Ольга Книппер, Мария Чехова, Лидия Авилова. Они живы и воспоминаниями, и будущим: тем, что теперь надо строить миф об Антоне Павловиче - из кусочков знакомой им реальности. Осиротевшие после ухода Отца, после катастрофы реальные три сестры: то ли эринии, то ли жены-мироносицы, то ли душеприказчицы. Они все еще домысливают жизнь Чехова, не в силах вместить эту величину. Эта пьеса о том, как Чехов вживается в историю, как проходит миф о Чехове сквозь сталининщину, о том, что осколки былой жизни оказываются, по словам Алексея Лосева, сосланы в XX век.
Пьеса Евгения Ионова "Чайная птица" - скорее для детского театра и даже для театра кукол. Это рассказ о Чехове-мальчике, который преодолевает цинизм и скаредность своей семьи, проходит через унизительную неправду отцовского существования. Мусор действительности не закрывает душу молодого художника, где факты действительности преобразуются в художественные образы.
Чудесный текст Валерии Тёмкиной "Великолепный дождь", где записные книжки и письма Антона Чехова мешаются с дневником его отца. Этот конфликт документов являет нам подобие конфликта темпераментов Песоцкого и Коврина в "Черном монахе". Одержимый, импульсивный, холерический художник и безмятежный, самоуверенный садовод-наблюдатель за природой. Это два потока, в котором нет и не может быть диалога, где одному суждено выдавливать по капле раба, а другому наслаждаться положением вещей и следить за ходом утекающей жизни.
У Артема Казюханова в "Собаках Чехова" фантазия на документальном материале о судьбе Хины и Брома - мелиховских собачек, забытых в усадьбе после спешного отъезда Чехова в Крым, наподобие Фирса.
У Елены Щетининой ("О чем пищат устрицы") - постмодернистское расследование о судьбе устричной темы в творчестве и жизни Антона Чехова.
Любовь Страхова в пьесе "Холера окаянная" сосредотачивается на теме Чехова-доктора, санитарного врача, который бьется с невежественным народом во время эпидемии.
Не лишена интереса и вторая пьеса весьма любопытного автора Валерии Тёмкиной "Небесный секретарь": пьеса в картинках анализирует интернет-мемы вокруг Чехова, а также его имиджи внутри современной массовой культуры.
В сборнике есть масса других пьес, тут, мне кажется, все интересно. Пожалуйста, читайте и ставьте.

Марина Брусникина

Юра Квятковский и я - про дорогую Марину Брусникину.

"Марина Брусникина как первооткрыватель литературных имен — это мхатовский эксклюзив. Такого больше нет нигде, ни в одном театре России: создан колоссальный репертуар, приманивающий новую прозу и поэзию в Художественный театр и в театр вообще. Важно теперь понять, что от культуры чтения, привитой Брусникиной с начала 2000-х, до театра текста Рыжакова и многих других новых художников и вербатима как образовательной технологии — прямой путь. Это не разрозненный опыт, а части одного целого, начавшегося когда-то с «Пролетного гуся»."

Учебный театр Школы-студии МХАТ: репертуар на март 2021 года

вт 2, вт 23 (в 19.00) Премьера! МАШАЛАВА (по мотивам пьесы Марии Конторович «Пол это лава, а Маша шалава»). Спектакль 4 курса (художественный руководитель Евгений Писарев). Режиссёр Владимир Киммельман. Хореограф Данила Казаков. Композитор Родион Аверьянов. Видео-художник Ксения Рощина.
Играют: Елизавета Кононова, Антон Гращенков, Григорий Верник, Данила Казаков, Валерия Елкина, Дарья Балабанова, Ася Казакова.

ср 3, вт 23 (в 19.00, на сцене театра "Современник") ОТТЕПЕЛЬ. Спектакль курса 2020 года выпуска (мастер – Виктор Рыжаков).

ср 3, чт 25 (в 19.00, на Новой сцене МХТ имени А.П. Чехова) РОМЕО&ДЖУЛЬЕТТА Уильяма Шекспира. Спектакль 4 курса (художественный руководитель Евгений Писарев). Режиссер-педагог и хореограф — Алла Сигалова. Художники по костюмам — Степанида Острова, Юлия Волкова (5 курс Школы-студии МХАТ, художники по сценическому костюму, курс Регины Хомской).
Играют: Дарья Балабанова, Анастасия Белова, Григорий Верник, Антон Гращенков, Валерия Елкина, Данила Казаков, Анастасия Казакова, Марк Кондратьев, Елизавета Кононова, Никита Митрофанов, Никита Оносов, Никита Пирожков, Егор Подгородинский, Алексей Пустовойтов, Мария Янычева

чт 4 (в 19.00) КАМЕШКИ по Ивану Бунину. Спектакль 4 актерского курса (художественный руководитель - Евгений Писарев). Режиссер: Марина Брусникина. Сценография: Софья Шнырева.
Исполняют: Дарья Балабанова, Анастасия Белова, Григорий Верник, Антон Гращенков, Олег Гребенщиков, Валерия Елкина, Данила Казаков, Анастасия Казакова, Алексей Кондратьев, Елизавета Кононова, Никита Митрофанов, Никита Оносов, Никита Пирожков, Егор Подгородинский, Алексей Пустовойтов, Мария Янычева.

пт 5, сб 20 (в 19.00) Премьера! СТРИМOPUS. Спектакль 3 курса (художественные руководители Игорь Золотовицкий, Сергей Земцов). Режиссеры Марина Дровосекова, Татьяна Бурель.

сб 6, чт 18 (в 19.00) Премьера! УЛИЦА СВОБОДЫ (Verbatim). Спектакль 3 актерского курса (мастера – Сергей Земцов, Игорь Золотовицкий). Режиссер-педагог Вера Харыбина. Художник Ольга Галицкая. Хореограф Ирина Галушкина. Музыкальный руководитель: Алена Хованская
Исполнители: Татьяна Алтынник, Вероника Амирханова, Зарина Багирова, Анна Банникова, Илья Винс, Милана Владыкина, Арсентий Журид, Юлия Ильина, Ева Инденбаум, Егор Кирячок, Софья Ковалева, Екатерина Куликова, Глафира Лебедева, Арсен Мукук, Мухтарали Мурзин, Дарья Петриченко, Даниил Попов, Александр Поршин, Николай Романов, Сергей Соломин, Елизавета Струнина, Владислава Сухорукова, Павел Филиппов, Евгений Шишкин

вс 7, пт 26 (в 19.00) Премьера! ШВАРЦ. НЕДОСКАЗАННЫЕ СКАЗКИ. Спектакль 4 курса (художественный руководитель Евгений Писарев). Художественный руководитель Евгений Писарев. Режиссеры Андрей Кузичев, Олег Тополянский, Борис Дьяченко, Евгения Дмитриева. Хореограф Константин Мишин.
Исполнители: Егор Подгородинский, Никита Пирожков, Антон Гращенков, Валерия Ёлкина, Елизавета Кононова, Ася Казакова, Марк Кондратьев, Никита Митрофанов, Григорий Верник, Гребенщиков, Дарья Балабанова, Данила Казаков, Мария Янычева, Анастасия Белова, Никита Оносов, Алексей Пустовойтов.

вс 7 (в 16.00 и 20.00, на сцене театра «Практика») ТРАНССИБ (Verbatim). Курс выпуска 2019 года (мастер Дмитрий Брусникин). Драматурги: Андрей Стадников, Саша Лебедева, Сергей Давыдов, Елена Шабалина. Документалисты: Ольга Привольнова, Даниил Родионов, Юлия Мельникова. Режиссеры-педагоги – Дмитрий Брусникин, Юрий Квятковский, Сергей Щедрин. Художник – Мария Левина.
Актеры: Гордин Андрей, Золотовицкий Александр, Канухин Владимир, Катышева Анжелика, Кибалюк Богдан, Ковтунов Никита, Джулай Юлия, Лапшина Мария, Левин Фёдор, Мещеряков Михаил, Мильграм Эва, Нигамедзянов Аскар, Одоевский Кирилл, Омерович Ясмина, Палецкая Яна, Плетнер Анастасия, Повтарь Полина, Разумовская Юлия, Саморуков Леонид, Северин Дмитрий, Чуйкова Анастасия, Шперлинг Даниил, Якимушкина Кристина

вс 13, ср 24 (в 19.00) БЕЛЫЙ КВАДРАТ. Класс-концерт, или «От простого к сложному». Спектакль 3 актерского курса (мастера – Сергей Земцов, Игорь Золотовицкий). Режиссеры Илья Бочарниковс, Сергей Земцов
Над спектаклем работали: Илья Бочарниковс, Марина Дровосекова, Батраз Засеев, Николай Зверев, Сергей Земцов, Игорь Золотовицкий, Виктор Мархасев, Михаил Милькис, Виктор Рыжаков, Владимир Сажин, Вера Харыбина
Играют: Татьяна Алтынник, Вероника Амирханова, Зарина Багирова, Анна Банникова, Илья Винс, Милана Владыкина, Арсентий Журид, Юлия Ильина, Ева Инденбаум, Егор Кирячок, Софья Ковалева, Екатерина Куликова, Глафира Лебедева, Арсен Мукук, Мухтарали Мурзин, Дарья Петриченко, Даниил Попов, Александр Поршин, Николай Романов, Сергей Соломин, Елизавета Струнина, Владислава Сухорукова, Павел Филиппов, Евгений Шишкин

вт 16, пт 19 (в 19.00, на сцене филиала Театра имени А.С. Пушкина) ДВЕНАДЦАТАЯ НОЧЬ Уильяма Шекспира (в переводе Юрия Лифшица). Спектакль 4 курса (художественный руководитель Евгений Писарев). Режиссер Андрей Кузичев. Художник Анжелика Кременецкая. Композитор Александр Виолин. Хореограф Ирина Галушкина.
Играют: Анастасия Белова, Григорий Верник, Антон Гращенков, Олег Гребенщиков, Валерия Елкина, Данила Казаков, Марк Кондратьев, Никита Митрофанов, Никита Оносов, Никита Пирожков, Егор Подгородинский, Алексей Пустовойтов, Мария Янычева

ср 17 (в 19.30, на сцене театра "Современник")  «ЧУШ» АСТАФЬЕВА, ИЛИ ВСЕ, ЧТО ОСТАЛОСЬ ПОСЛЕ НАШЕЙ ЭКСПЕДИЦИИ НА РОДИНУ АВТОРА. Спектакль курса 2020 года выпуска (мастер – Виктор Рыжаков). Над своим первым спектаклем работал весь курс в сопровождении Светланы Ивановой-Сергеевой, Марины Дровосековой и Татьяны Бурель.
Актеры: Родион Аверьянов, Владислава Аникиевич, Степан Белозеров, Врабец Ботонд, Пелин Гериш, Артем Давыдов, Ванда Конисевич, Анатолий Кормановский, Александр Кубанин, Анастасия Кутявина, Михаил Маневич, Илларион Маров, Константин Мирошников, Виталий Муратов, Владислав Прохоров, Мария Рубцова, Вячеслав Сердюченко, Ксения Чигина, Михаил Шамков.

пт 19 (в 19.30, на сцене театра "Современник") НЕМОЙ ВЫБОР. Спектакль курса 2020 года выпуска (мастер – Виктор Рыжаков). Режиссеры Александра Николаева, Сергей Сотников. Играют: Родион Аверьянов, Владислава Аникиевич, Сергей Аполлонов, Дарья Балабанова, Степан Белозеров, Врабец Ботонд, Пелин Гериш, Артем Давыдов, Ванда Конисевич, Анатолий Кормановский, Александр Кубанин, Анастасия Кутявина, Михаил Маневич, Илларион Маров, Константин Мирошников, Виталий Муратов, Владислав Прохоров, Мария Рубцова, Вячеслав Сердюченко, Ксения Чигина, Михаил Шамков

вс 28 (в 19.00, на сцене филиала Театра имени А.С. Пушкина) А Я ПОЙДУ ПО УЛИЦЕ, ПО УЛИЦЕ... Спектакль 4 курса (художественный руководитель Евгений Писарев). Режиссеры-педагоги Алена Хованская, Марина Брусникина
Актеры: Дарья Балабанова, Анастасия Белова, Григорий Верник, Антон Гращенков, Олег Гребенщиков, Валерия Елкина, Данила Казаков, Анастасия Казакова, Марк Кондратьев, Елизавета Кононова, Никита Митрофанов, Никита Оносов, Никита Пирожков, Егор Подгородинский, Алексей Пустовойтов, Мария Янычева

Collapse )

Единство и диалог

Рихард Вагнер в Байройте изобретает концепцию синтеза искусств, воплощенного в величии оперного искусства. Для Вагнера эта идея дружбы муз - прямое антикапиталистическое высказывание: искусство живет любовью, и поэтому художники не могут друг у друга воровать. Самая идея воровства бессмысленна, в отличие от ремесленников людям искусства нечего скрывать секреты мастерства. Божий дар не монетизируется, как патент.
Вслед за Вагнером русский православный философ, создатель идеологии Серебряного века Владимир Соловьев считал единство, цельность - добром, а раздробленность - злом. Бес всегда мелок, он осколок гармонии. Всеединство Соловьева - духовная основа русского модерна.
А дальше пришел XX век, и мировые войны, тоталитарное мышление растоптали все идеи о торжестве цельности, единства. Поколению, которое будет лечить цивилизацию от оцепенения после Второй мировой, это всеединство будет напоминать исключительно о диктатуре. Гротовский отказывается от идеи театра как синтеза искусств, у Living theater торжествует идея коллективного сотворчества, оркестры и театры в 1960е хотят существовать без дирижера и режиссера. А Антонен Арто в 1930е говорит о необходимости дискредитировать культ отца как милитаристский и этатистский. Наконец, постмодернизм окончательно дискредитирует идею цельности. Нет ничего цельного, есть только фрагменты, точки зрения, дискретность, осколочность восприятия. Во всем цельном и едином видится угроза тоталитаризма.
И уже у Григория Померанца, а ранее у Бахтина и Бубера, приходит идея диалога как оппозиции всеединства: "Линейное мышление односторонне и несет в себе неизбежность ложного итога. /.../ Диалог - попытка лишить дьявола его добычи".

Возможно, это художественное изображение

© Ансельм Кифер. Пусть расцветают все цветы. 1998