Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Охотник за разумом

Спасибо Диме Волкострелову, начал смотреть сериал Финчера "Охотник за разумом". И там сразу первая тема обжигающая - мысль об исчезновении мотива из преступлений нового типа. Детективы признаются, что следствие, ищущее мотивацию преступника, чаще всего работает вхолостую, мимо реальности. Сериал поставлен по документальной книге агентов ФБР и, стало быть, имеет отношение к реальности. Преступление спонтанно, является стихийной реакцией на несправедливое общественное устройство или вовсе зловеще иррационально, а представление о мотивированности криминального поступка оказывается вымыслом рационального XIX века.

Все это ставит перед психологическим театром сложную задачу: как психологически замотивировать то, что не поддается объяснению и стоит ли вообще искать мотивы, где их не существует. Если психологи и социологи наблюдают спонтанность и иррациональность в девиантном поведению, то чего же говорить о более явственной, регулярной психической деятельности человека.



Эфрос

Анатолий Эфрос здесь рассказывает о репетициях "Живого трупа" в Художественном театре. И вот то, что он рассказывает, имеет непосредственное отношение к современным конфликтам между театральными поколениями. Любо-дорого послушать. Про "много зла" - это Эфрос имеет в виду тот факт, что старые мхатовцы (в частности, Ангелина Степанова) активно поспособствовали закрытию, видимо, очень значительного спектакля Эфроса "Три сестры" как "разрушающего" великие традиции МХТ, "попирающего основы".

Эфрос: "Вот я встречаюсь с мхатовцами, со стариками. Есть что-то в них такое... Вы знаете... Хотя они в чем-то очень плохие, и многие из них мне в свое время много зла сделали. И вы знаете, сейчас сижу с ними дружно и любовно и думаю: "Нас стравливали". Понимаете, есть масса людей, которые занимаются тем, что стравливают. Сталкивают, стравливают. А между нами совершенно нет никакого различия. Они меня понимают с полуслова. Я сижу в своей компании: Степанова, Пилявская. Боже мой, они такие... У них в голове еще Станиславский. И я им про это говорю. Они смотрят на меня: "Как, он это знает?" Им же сказали, что я этого не знаю, не люблю. Что я слова "Станиславский" не знаю. Когда я вспоминаю про прошлый "Живой труп", который я, разумеется, не мог видеть, но я знаю о нем столько же, сколько они, и они смотрят на меня и думают: "Что же это? Зачем же нам все это говорили?"

"Три сестры" по Антону Чехову, реж. Виктор Рыжаков, Июльансамбль и Центр имени Мейерхольда

"Три сестры" Виктора Рыжакова и Июльансамбля в ЦИМе мне понравились фрагментами. Мне кажется, проблема состоит в  том, что замысел предполагал отношение к ансамлю как к все еще студентам (спектакль начал репетироваться еще в Школе-студии) в то время, как теперь к ним счет уже как к профессионалам, преодолевшим границу дебюта.
Фрагменты есть просто замечательные:
Затравленный взгляд розового от вечного невроза, полнеющего, стеклянеющего Андрея (Алексей Каманин), во взгляде которого всё окружающее преобразывается в наркотик, который надо срочно поглощать, чтобы унестись от реальности. И поэтому данная ему мука с водой для изготовления теста моментально превращается в блаженный кокаин.
Бобик в памперсе (Сергей Новосад), ускакавший от бешеной вампирической мамаши, наслаждающийся свободой без удушающих сюсюканий и объятий.
Хтонический, насекомообразный Соленый в маске Джокера Хита Леджера (Артем Дубра). Когда убивает барона (Сергей Новосад), барон превращается в такого же джокера, только мертвого, одеревенелого. Теперь и у барона руки пахнут трупом. Мстительный Соленый всех готов осалить, превратив мир в гору трупов. Соленый репетирует свои речи перед тем, как их произнести в обществе, но на людях не способен воспроизвести их, поэтому говорит странные дерзости или сыпет цитатами вместо заученного.
Наташа (Варвара Шмыкова), являющаяся на современные именины этакой Надеждой Кадышевой, раскатывающая ковровую дорожку в поклоне, а потом как жеребица брыкающаяся от ожидания счастья, стоит только заслышать музыку из ротации "Русского радио" в авто Протопопова.
Жуткое видение отца Прозорова (Роман Васильев) - маскулинный командор, шагающий громкозвучно и бесстрастно, берет детей на колени и ритуально, дежурно шлепает их - для профилактики, для острастки.

Чебутыкин - Юрий Степанов

Чебутыкин роняет часы. И у пьяного включается механизм самооправдания. Может быть, мы не существуем. Может быть, я не убил женщину лечением. Может быть, и самих часов нет. Может, не было и самой мамы. Дальше идет разговор о романе Наташи с Протопоповым - чтобы замять вину, Чебутыкин громогласно объявляет то, о чем все думают. Режет правду матку, чтобы стушеваться.

И вот как этот монолог играл Юрий Степанов в "Трех сестрах" Петра Фоменко. У него одна мысль является следствием другой, это пример, доказательство, а не просто следующая сентенция.

Меня не существует ровно таким же образом, как для вас не существует романчика с Протопоповым. Никто ничего не знает, нет уверенности в факте существования. Как Чебутыкину доказать свое небытие? А вот так же, как вы все, зная, не желаете знать. Не включаете в сознание факт из действительности. Не не знаете, а не хотите знать. Искусственно ограничиваете знание. Так и я, живя, не живу.

Незнание скрывает нежелание знать, как небытие скрывает нежелание быть. "О, если бы не существовать!" - коллективное мечтание цивилизации Прозоровых.

У Чехова пьяные слышали шепот господа в своем сердце, пока это не стало мейнстримом.


Фото Павла Руднева.</p></div></span></span></div></div></div>

Право не решать



В 1929 году Мейерхольд выпускает спектакль по пьесе Ильи Сельвинского "Командарм 2". В одном из эпизодов волевой, партийный командарм Чуб принимает решение уничтожить вагон с сыпнотифозными бойцами - в условиях войны их лечить некогда, нечем, некому. Эти люди отслужили свой срок и более государству не полезны.
 Решение уничтожить меньшинство ради того, чтобы они не заразили большинство принимается и Сельвинским, и Мейерхольдом как правильное, целесообразное, волевое и трудное решение революции. Победителем в споре оказывается революция: абстрактная идея выигрывает спор о жизни человека. Человек - во имя революции - оказывается средством, а не целью. 
Здесь культура оказывается поставлена на службу государственной логике, которая с неизбежностью приходит к необходимости уничтожения меньшинства ради блага большинства. Такова логика любого государства, но таковой не может быть логика культуры, защищающей человеческое достоинство, видящей в человеке высшую ценность. Для культуры человек всегда цель. Мейерхольд пошел на поводу системы, которая в какой-то момент признала и его отслужившим свой срок. 
Бертольт Брехт в пьесах "Согласный / Несогласный" как раз изучает этот феномен зарождения зла и выражается вполне определенно: зло начинается именно в тот момент, когда большинство считает меньшинство опасным и бесполезным, когда большинство решает пожертвовать меньшим ради большего, слезинкой ребенка ради будущего благоденствия. 
В том и дело для Брехта, видевшего последствия Первой мировой, что у этой дилеммы (кого нужно принести в жертву: меньшинство или большинство) принципиально нет решения. Само убийство есть зло, которое дискредитирует любые аргументы в пользу счастливого будущего. Это решение принять невозможно. Ценою счастливого будущего не может быть убийство. 
Точно по такой же логике Раневская пользуется правом не решать судьбу вишневого сада. По поводу вишневого сада нет и не может быть никаких решений. У человека есть право не решать дилемму. Предоставить судьбе и времени распоряжаться. Выбирать неделание часто означает желание не продолжать цепочку зла.

боевые ордена

Оригинал взят у mi3ch в боевые ордена


Организаторы и исполнители убийства Соломона Михоэлса были награждены государственными орденами. Генерал-лейтенант Лаврентий Цанава, на даче которого был убит Михоэлс, получил Орден Красного Знамени.

Лебедев, Круглов и Шубняков наблюдали за Михоэлсом. Они же были непосредственными исполнителями убийства – Михоэлса и его приятеля Голубова оглушили дубинками и несколько раз переехали автомобилем. Затем тела бросили на одной из улиц, инсценировав попадание под колёса грузовика. За это офицеры получили по Ордену Отечественной войны I степени.

Было и двое кураторов. Майор Косырев был секретарем руководителя операции генерала Огольцова. Повзун был прикомандированным к группе сотрудником Белорусского МГБ. Они получили по Ордену Красной Звезды. Орден не получил лишь генерал Огольцов, но только потому, что ему вручали в тот же день другую награду по иному поводу.

via


Вырыпаев уходит из "Практики"

http://www.gazeta.ru/culture/news/2016/05/12/n_8625413.shtml



Самое время сказать о том, что сезоны Вырыпаева в "Практике" были удивительными, полноценными, полноформатными.

Прежде всего, Иван пытался показать горизонты нового театра для детей, и вышедшие в это время "Золушка" и "Ежик и медвежонок" предлагали ребенку мир суровый, полной опасной игры и непозитивных парадоксов. Ребенок в этих историях должен был сам, без подсказки, выбрать свою дорожку в бытии, осознавая, что любое продвижение в сюжете своей жизни чревато горестными потерями.

В эти годы выходят глубокие христианские спектакли, показывающие, как могут сочетаться вера, современность и театральность. Это и "Петр и Феврония" и "Благодать и стойкость", и "Ufo". И, прежде всего, это тонкий, деликатный "Black & Simpson", где Антон Кузнецов и Дмитрий Брусникин рассказали удивительную историю, как ненависть и злоба медленно вырастают в великую любовь, в героическое милосердие, когда отец убитой и изнасилованной девушки тратит свои силы на то, чтобы подарить любовь и покой ее убийце и насильнику. Недоумевающий неутешный отец, пытающийся сохранить в себе разум, задает один вопрос убийце: "Пожалуйста, подскажи мне способ, как тебя полюбить, как говорит Господь". Из этой риторической строки вырастает переписка и вместе с ней огромная жизнь, эпистолярная биография двух бесконечно одиноких, потерянных людей. Отец находит нужный метод: метод медленного выращивания человека в преступнике, как медленно вызревает дерево, плод, семя в горшке, как дотошно, степенно обрабатывают землю, гумус, в которой точно так же медленно созревает добро. Поразительными были усилия Брусникина и Кузнецова по сдерживанию своей актерской природы, по опыту аскезы, артистической экономности: история игралась в обратном направлении, и о том, что связывает двух друзей по переписке мы узнавали только в конце, и ничто в темпераменте Антона и Дмитрия не выдавало секрета.

Вырыпаев разрабатывал в "Практике" новую этику. Как говорить в мире, лишенном волшебства, эмпатии и гармонии, о вере, как найти путь к новым символам веры. В своих пьесах (и здесь были и "Ufo", и "Невыносимо долгие объятия", и "Иллюзии", и "Сахар") Вырыпаев пытается, в том числе, найти новый лексикон для любви, как заново замотивировать это целеполагающее чувство, как найти небанальные, незатёртые аргументы, как обновить смысл тысячу раз звучавших слов. Как описать то, что мы чувствуем сегодня не так, как чувствовали раньше. Как научить поколение говорить о своих чувствах, не боясь ложью слов оскорбить подлинную эмоцию.

"Невыносимо долгие объятия" прозвучали как прекрасная и неспокойная проповедь любви. Редкий драматург, Вырыпаев умеет постоянно опровергать самого себя, заставляя почувствовать главное: важно, не какие слова ты говоришь, а по какому поводу и ради чего в конечном итоге. Смыслополагание, не форма. Ирония уходит, остается проблема поиска смысла, цели. И тогда наш ежедневный пластиковый мир становится падающим снегом и бесконечно расширяющейся вселенной. Удивительная способность порождать бездну смыслов из минимума выразительных средств, жестко ограниченного круга слов и красок. Театр у Ивана пытается перестать быть лживой игротекой, намалеванной картинкой. Не надо ничего бояться. И, прежде всего, не стоит бояться в себе этого адски сложного, противоречивого и перверсивного человека. Которого можно научить любви.

Еще здесь был прекрасный спектакль Юрия Муравицкого и Мастерской Брусникина "Переворот". Тексты Пригова оказывались невероятно сценичными, представляли историю России как нескончаемую перестройку и критиковали общественное мнение как силу, останавливающую модернизацию. Мир советского и постсоветского филистерства представлялся в абсурдистских, роботизированных формах.

Иван, ты делал прекрасный театр!

 

Как вы думаете, что будет с убийцей?

С места ДТП он скрылся. На месте ДТП найден его паспорт и пропуск студента Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ на его имя.
Пассажир кадиллака — второй секретарь МИД РФ Тимур Хайрутдинов. По словам Хайрутдинова, он не знает водителя машины — утверждает, что поймал попутку.

Ссылка

Что такое драматическая ситуация

Томас Остермайер: «Я помню историю про террористов, которые захватили на летном поле самолет с заложниками. За окнами была жара, но воду им давали раз в сутки по небольшому стакану. И вот супружеская пара: муж не выдержал, выхватил у жены стакан и выпил. Когда их освободили, они развелись. Так драматическая ситуация выявляет характер человека».

Материал Аллы Шендеровой на Infox.Ru

С Варун-Секретом сделалась истерика

Когда занимался Розановым, выписывал всякие случаи из газет.

Журнал Театра художественно-литературного общества (Суворинского Малого театра), Санкт-Петербург, 1908/09, № 2

Жертва неосторожности
Жертвой чужой неосторожности пал сотрудник польских газет И. Мазуркевич в Варшаве. Когда Мазуркевич несколько дней тому назад был в театре, кто-то из верхнего яруса уронил бинокль, который упал ему на голову. Удар был настолько незначителен, что Мазуркевич не обратил на этот ушиб серьезного внимания. Через два дня, однако, рассказывает "Варшавский дневник", у Мазуркевича появилась сильная головная боль и сонливость, к вечеру развилось острое воспаление мозга, наступил паралич, и Мазуркевич в тот же день скончался.



газета "Русское слово" (Москва), 1909, 2 апреля, № 74

Убийство артиста сабуровской труппы В.Ф. Березина
Киев. 1.IV. Сегодня вечером в гостинице "Бристоль", во время товарищеской пирушки, выстрелом из "браунинга" убит артист гастролирующей здесь московской фарсовой труппы С.Ф. Сабурова - В.Ф. Березин. Убийца - товарищ Березина Варун-Секрет. Желая, по-видимому, пошутить, Варун-Секрет вынул "браунинг" и, направив его в Березина, сказал:
- Выстрелю в тебя, Володя...
- Стреляй, - ответил Березин.
И подставил висок.
Грянул выстрел.
Березин упал убитый наповал.
С Варун-Секретом сделалась истерика.
Его арестовали.

Далее в газете от 5 апреля в продолжающей тему публикации опубликованы сведения, что арестованый Варун-Секрет был женат на двоюродной сестре Березина.