Category: медицина

Клятва Гиппократа

Из книги Людмилы Сараскиной о Солженицыне:

"За оказание помощи Н. Д. Светловой [Солженицыной] при родах главный врач родильного дома доктор медицинских наук М. С. Цирульников был исключён из партии, освобождён от должности и от педагогической работы в медицинском институте. На районной парткомиссии ему, как рассказал сам Цирульников, было заявлено: «Раз вы дали родить жене Солженицына, пусть и неофициальной, значит, вы дали родиться ребёнку врага народа, политическому врагу. Вы совершили сознательное преступление. Вы коммунист, руководитель учреждения, вам партия и правительство доверили такой пост, а вы вот что делаете». Но и после увольнения доктора долго не оставляли в покое, и в 1977 году он эмигрировал во Францию".

Как говорится, какую страну потеряли, какую страну.

Безопасность

Академик Александр Асмолов: "Когда мы оказываемся в ситуации, где господствует идеал безопасности, мы так или иначе осуществляем возгонку ситуацию опасности. В результате мы на самых разных уровнях – в школах, больницах, государственных организациях, то и дело становимся заложниками эффекта порочного круга".

Синдром охранника

"Металл - на стол", - приказывает мне как собственной собаке девушка на сканере в аэропорту.
Еще любят начинать фразу начинает с "так", подчеркивая командный тон распорядителя жизни.
"Так. Проходим". "Обратно возвращаемся". "Выкладываем все на стол" - говорят тебе все те же люди, обращаясь к тебе на "мы", как к конвейеру, ленте из человеков.
И это не от разу к разу, это каждый раз.

Что нужно подкрутить, чтобы человека уважали? Как добиться, чтобы этого стиля общения больше никогда не было? Как дать понять, что так не может быть, потому что не может быть никогда? Как научить использовать вежливые слова, если мама не научила? Как поставить охранника на место охраняемого? На риторические вопросы не бывает ответа.

Чебутыкин - Юрий Степанов

Чебутыкин роняет часы. И у пьяного включается механизм самооправдания. Может быть, мы не существуем. Может быть, я не убил женщину лечением. Может быть, и самих часов нет. Может, не было и самой мамы. Дальше идет разговор о романе Наташи с Протопоповым - чтобы замять вину, Чебутыкин громогласно объявляет то, о чем все думают. Режет правду матку, чтобы стушеваться.

И вот как этот монолог играл Юрий Степанов в "Трех сестрах" Петра Фоменко. У него одна мысль является следствием другой, это пример, доказательство, а не просто следующая сентенция.

Меня не существует ровно таким же образом, как для вас не существует романчика с Протопоповым. Никто ничего не знает, нет уверенности в факте существования. Как Чебутыкину доказать свое небытие? А вот так же, как вы все, зная, не желаете знать. Не включаете в сознание факт из действительности. Не не знаете, а не хотите знать. Искусственно ограничиваете знание. Так и я, живя, не живу.

Незнание скрывает нежелание знать, как небытие скрывает нежелание быть. "О, если бы не существовать!" - коллективное мечтание цивилизации Прозоровых.

У Чехова пьяные слышали шепот господа в своем сердце, пока это не стало мейнстримом.


Фото Павла Руднева.</p></div></span></span></div></div></div>

12 подвигов Геракла

Пару недель назад был в Анапе, где артисты Краснодарского молодежного театра, Нового театра кукол и Тарского театра драмы упражнялись в опыте променад-театра на территории опустевшего пионерского лагеря. Режиссеры - Даниил Безносов, Павел Пронин, Павел Зобнин и Константин Муханов, а также художник Никита Сазонов.
Тема выбрана самая анапская - 12 подвигов Геракла, здесь обнаружен так называемый "склеп Геракла" в доме древней Горгиппии, которая была на месте Анапы в античное время.

Переходя из пространства в пространство, а также из раннего вечера в ночь, часа за два с половиной были показаны почти все подвиги. В качестве склейки всех кусков выступал одержимый, пародийный экскурсовод "контактного" музея-зоопарка. Он водил группку зрителей во Всемирный день Геракла по территории, где всякий раз мы опаздывали на мгновение, были на шаг позади: Геракл был, но ушел, и мы видим последствия его поступков. Все куски, как правило, шли по линии демифологизации, что вполне естественно для нашего неэпического времени. Кроме, пожалуй, двух самых сильных историй.

"Немейский лев" разворачивался на свежем воздухе, у садовой дорожки, обозначавшей посадочную полосу заброшенного аэродрома. Как может сегодня существовать древний миф? В качестве доброй и страшной сказки на ночь, которую рассказывает дедушка внукам. Тайная вечеря с двумя отроками, простая пища и неспешный разговор, и за пределами суровой сокровенной беседой остается унылая реальность деда - перебранки с женой и повседневный бессмысленный труд. Дед, рассказывающий сказку о том, как Геракл поборол Льва, в повседневности существует как скромный, тихий Сизиф, ежедневно убирающий листья с посадочной полосы, тщетно ожидающий прибытия небесных суден и сообщающий в глухой космос о готовности полосы. А что делает молодой герой, что может сделать в мифологическом выражении внук скромного героя, далекий наследник мифа? Мальчики, выслушав сказку, не имеющие возможности реализовать свой мужской героический потенциал, убивают кошку, "повторяя" на своем уровне подвиг Геракла и проверяя смысл слов деда. И тут рождается новый миф, и вместе с ним убийство порождает чувство вины и стыда, и это как раз самое то, что нужно, чтобы начать действовать героически: внук "Сизифа" продолжает его дело - безнадежно и тщетно убирает посадочную полосу, прибавляя к сообщению в пустой эфир слово "жопа", проверяя слышит ли его кто-нибудь во вселенной. Слышат. Вселенная всегда хорошо слышит. В кромешной южнороссийской тьме на полосу заезжает автомобиль, и фары, пронзающие темноту, означают вставший на курс самолет. Труд Сизифа оказался не напрасен.

Второй кусок из самых значительных - "Стимфалийские птицы". Мы видим не место боя Геракла с птицами. Мы оказываемся далеко от театра военных действий, где мужественные и не менее героические врачи спасают людей от налетов смертоносных птиц. Эскиз сделан в традициях больничного сериала, где операция приравнена к виртуозному шоу. По крыше периодически стучит дождь из гороха - это птицы швыряют свои металлические перья, и зрителю уже страшно за свое настоящее. Мелькает тусклый свет мобильников, на широком столе в сумраке забрызганные кровью простыни, жуткие инструменты врачей. Пациенты - ветхие деревянные брусья, вырванные откуда-то "с мясом", со ржавыми искореженными гвоздями. Их бережно, на окровавленных простынях, приносят на операционный стол санитары, и над ними начинают свое колдовство опытные сочувствующие врачи: гвозди выдирают, кусочки отпиливают, зияющие раны перебинтовывают. Больно, страшно, жутко - хоррор с подробностями, танцем врачебных рук, мельканием судорожного цвета. Героический поступок Геракла продемонстрирован не через демонстрацию подвига, а через отражение повседневности вокруг подвига, через труд скромных, словно негероических будней. Пока Геракл убивает птиц, эти лечат и лечат.

Вот сюжет с конями Диомеда. Неудержимые людоеды, кони в виде буйных молодых девиц, уже скованных, сломленных Гераклом. Перед нами сцена кормления чудовищ: работник приносит в вольер арбуз, и лошади медленно-медленно, вожделенно его разделывают, чтобы затем быстро-быстро пожрать, наслаждаясь хрустом разрываемой плоти и пьянея от запаха крови. После пожирания мяса является Геракл и уводит коней, взявшись одной рукой буквально за девичьи гривы. Звери извиваются и стонут, истерят и мучаются - и эта наглядное мучительство плоти должно, очевидно, вызвать у нас контрастное чувство сострадания к существам, не умеющим жить иначе, некровожадно, которые становятся жертвами своей необузданности, зова неукротимой, пышащей природы.

Метафорой безгероического времени становится сюжет о Критском быке. Факельное шествие выводит группу зрителей на плац, на место пионерской линейки, и античный церемониальный пафос вдруг становится очень похож на пионерский неоклассический парад, и тем самым снижается. Чувствуя неуместность пафоса в сниженной обстановке, Бык прерывает чтение своей биографии в ритме гекзаметра и переходит на вербатимную прозу, мельчая от героя до рядового гражданина. В совершенно искреннем жесте взывает к аудитории - где же герой, пришедший меня убить. Герой не обнаруживается, Геракла в современности нет, но Бык все равно падает замертво: даже если героя нет в настоящем, мифологический персонаж должен умереть, исполнив свою архетипическую программу.

Подвиг о яблоках из сада Гесперид решен через синтез галереи и театра. В кромешной темноте загорается внутреннее пространство садовой оранжереи, за которой мы наблюдаем снаружи через стекло. Райский сад внутри оранжереи обеззвучен, слова не доносятся до нас - но та реальность явно не подчиняется ремаркам гидам. Аудиальная информация одна, а визуальная информация - другая. Здесь режиссеры интересно исследовали свойство современного человека - частый рассинхрон аудио и видео (например, видео в ресторане или телевизор как фон). Но это разговор еще и том, что герой никогда не подчиняется тому, что о нем написано. Воровство яблок из сада Гесперид сродни лукавству супермаркетовского вора, пытающегося обойти хитрости охраны магазина - "добыть" на мифологическом, метафорическом языке означает всего лишь "своровать" на современном, простом. Легенды облекают простейшие действия в кокон многозначительных, неточных слов.

Были и комедийные, почти капустнические сюжеты - царство амазонок, где мужеподобные женщины уныло выполняют мужские функции (пить пиво и пялиться в телевизор) в то время, как мужчина-раб, привязанный на ошейник к проводам для сушки белья, усердно трудится на женском поприще. Или подвиг Авгиевых конюшен - в бассейне для мытья пионерских ног - превращается в пародийный политический диспут о дерьме: надо ли вообще вычищать говно или наше говно лучше всех говн мира. Закончилось все мифом об освобождении с отменным файер-шоу.







Запретительные меры – это болезнь

Марк Захаров: "Запретительные настроения мы уже проходили. И сейчас по телевидению часто вспоминают о том, как под запрет попадали замечательные произведения искусства – музыка Шостаковича, Прокофьева… Я вспоминаю некоторые свои спектакли, которые закрывались, потому что считались вредными. Через некоторое время – четыре года или пять – их открывали, но иногда это время очень дорого стоило. Теперь об этом можно вспоминать только с улыбкой.

Я думаю, запретительные меры – это болезнь, и она пройдет. Как прошел период сталинских запретов, так пройдет и это. У болезни есть свои носители, их немного, называть их не нужно, фамилии эти известны. Это люди с ханжескими, очень несвоевременными и опасными для общества идеями. В то же время есть вещи, на критику которых государство налагает табу. Например, нельзя трогать вещи патриотической направленности. А на произведения, которые относятся к искусству без политики, зачастую набрасываются.

Это такая «теория заговора»: кругом «враги», и если взять глобус и посмотреть на планету, то единственной нормальной страной на ней окажется наша, а все остальные – «вражеское окружение», которое мешает нам жить и подталкивает мир к педофилии и разного рода ужасам, о которых мы постоянно слышим по телевидению. Очень многие из этих обвинений абсолютно беспочвенны и вредоносны."


(no subject)

Талантливый режиссёр Государственного академического центрального театра кукол им. С.В. Образцова, заслуженный артист РФ, режиссер-постановщик, актер, балетмейстер, художник-постановщик, поэт, певец Андрей Денников серьезно болен!

Он перенес уже второй инсульт. Сейчас ему всего 34 года! Требуется длительное восстановление и затягивать с этим нельзя. С 2000 по 2008 гг. он поставил 14 спектаклей. Collapse )

Полицейские ищут родственников потерявшего память Виктора Славкина

Недавно стало известно, что известный российский драматург, автор популярной программы «Старая квартира» на телеканале «Культура» страдает от неизлечимого недуга - болезни Альцгеймера. Некоторое время назад Виктор Иосифович, жаловавшийся на здоровье, прошел обследование, в ходе которого и выяснился страшный диагноз. Эта болезнь в зависимости от стадии протекает по-разному, но все же с ней живут. Главное в такой ситуации непрестанный уход за больным и трепетное к нему внимание со стороны близких. Но Виктор Славкин живет один и каждый день мужественно борется с суровой реальностью, точнее боролся пока были силы. Вчера, 7 августа 2012 года, знаменитого драматурга подобрала на улице скорая помощь. 77-летний писатель заблудился, а перед этим потерял ключи и паспорт. Врачи нашли Славкина в тяжелом состоянии - он не понимал, где он и кто он такой. Для идентификации личности несчастного мужчину повезли в полицию, и уже там в кармане его брюк был найден клочок бумаги с номером телефона друга. Из отделения Славкина отправили в психиатрическую больницу им. Ганушкина №4. Однако забрать Виктора Иосифовича могут только ближайшие родственники, которых в настоящее время разыскивают.

Ссылка на 8 канал

Здесь больше

Невежество, глупость, темнота, йобаный стыд

Сексолог Александр Котровский выдвинул сенсационную версию прочтения знаменитого романа Александра Пушкина. Разговор о Пушкине зашел почти случайно. С кандидатом медицинских наук мы беседовали о волне педофилии, которая захлестнула в этом году страну. Что делать?
– Брать пример с Евгения Онегина! – заявил доктор. – Он же не стал совращать малолетнюю Татьяну, хотя девочка сама предложила ему себя.
Онегин должен стать образцом для школьников. Смотрите, ребята, вот настоящий мужчина! Меньше было бы в стране педофилов... Сейчас ведь что ни день появляются сообщения о детях – жертвах насилия. Госдума уже предлагает давать пожизненные сроки тем, кто совершил сексуальные действия с подростками моложе 14 лет. А Татьяне было 13!
– Не может быть! – изумился я.
– Может! Пушкина надо внимательнее читать. Четвертую главу Онегина.
И я услышал новую и, прямо скажу, слегка ошеломившую меня трактовку романа – с точки зрения сексолога.
– Пора наконец восстановить справедливость! 26-летний мужчина вполне естественно отказал 13-летней, а его за этот благородный поступок прогрессивная общественность осуждает!

Котровский Александр Викторович, 62 года. Кандидат медицинских наук, венеролог, сексолог. Имеет более 70 научных трудов по вопросам медицины, здорового образа жизни. Друзья называют его ходячей медицинской энциклопедией. Работает в Москве. Женат.

Ссылка на Аиф

По ссылке ellmikhaleova

Умер Юра Хочин

Страшная непобедимая болезнь съела молодого оперного режиссера Юрия Хочина. Он умер неделю назад. В 2006 году он окончил ГИТИС, курс Дмитрия Бертмана. Два его спектакля по барочным операм Пёрселла "Дидона и Эней" и "Король Артур" были показаны на сцене ЦИМа.