Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Любимовка-2020

На начавшейся "Любимовке" рекомендую посмотреть все, но особое внимание уделите:
• Не могу говорить, я в маршрутке / Артём Ефименко - документальный хор современного города
• Туареги / Светлана Петрийчук - остросюжетный истерн о восстании женщин в российском селе
• Аллели / Ингрида Рагяльскене, Андрюс Даряла - пьеса о сложных вопросах самоидентификации белорусов, литовцев и поляков
• Я танцую как дебил / Игорь Витренко - старение, взросление, инфантильные отцы
• Big in Japan / Исмаил Иман - пьеса с национальным колоритом об уходе во внутреннюю Японию
• Республика / Сергей Давыдов - мощный стихотворный манифест, возвращающий в 1990е годы, когда все еще было возможно

Становление хора

В "Эстетике" у Гегеля в разделе театра утверждается вот что: хор в древнегреческих трагедиях не соотносит устоявшиеся нравственные нормы с поведением героя, не выражает мнение рода или полиса, как это обычно трактуется. Хор разбирает уникальную ситуацию, с которой пока никто не имел дело. Оценка беспрецедентного явления устанавливается здесь и сейчас, в данную секунду театрального времени. То, что случилось с Эдипом, - уникально, больше такого ни с кем не случится. Поэтому хор в растерянности, он не может применить существующие лекала нравственной оценки, он вырабатывает новую этику и оптику, в которой сам же сомневается. Тут все ещё зыбко, под знаком вопроса. Это предложение зрителю: размыслить вместе.

Здесь Гегель раскрывает нечто важное для театральной системы в целом - идею вечного становления. Условно говоря, неисчислимы постановки "Горе от ума" или "Коварства и любви", но всякий раз играясь на сцене, заново формируется отношение к герою и его нравственной дилемме. Каждый новый показ, каждое новое столкновение со зрителем - выработка оценки. Нет ничего закреплённого - всё эскиз. Если судится человек, нет прецедентного права. Каждая новая ситуация в новый отрез времени должна рассматриваться отдельно.

На изображении может находиться: рисунок

(с) Пабло Пикассо. Иллюстрации к "Метаморфозам" Овидия (1931)

"Питер Граймс" Бенджамина Бриттена

Продолжаю изучать Бенджамина Бриттена. Сильное впечатление производит опера 1945 года "Питер Граймс". Ковент Гарден на изоляции выложил свой спектакль годов 1970х.

Сюжет начинается как диккенсовский: злой насильник и убийца детей Питер Граймс, жестокий озлобленный неотесанный рыбак. Против него поднимается город. И дальше поворот истории делается исключительно музыкой: когда общество встаёт на самозащиту и, не особо разобравшись, клеймит Граймса, понося и называя его тысячу раз исчадьем ада, становится не по себе. Насилие одиночки оказывается уравнено с насилием большинства. И волна возмущения музыкально оформлена не как героический поступок, а как агрессия. Не вполне понятно, кто что порождает, кто первый начинает зло. Озлобленность девиантной личности не есть ли результат социального отчуждения и потребности общества надзирать и наказывать? Не является ли зло естественным последствием разномастного унижения?

Опера 1945 года в финальных тревожных капающих звуках как бы зависает таким жутким послевоенным оцепенением. Да, преступление совершенно, преступник известен. Правильно ли назначать одного Питера Граймса виновным?

Как и в случае с "Билли Бадом", скажу, что хочется такой сюжет не только в опере, но и в драме. Не могу подобрать аналогий, мне кажется, эта тема не звучала в нашем контексте.



На изображении может находиться: текст «Britten: Peter Grimes DECCA»

Островского в консерваторы записывать не надо

Из письма Николаю Соловьеву от 11 октября 1879 года:

"Каждое время имеет свои идеалы, и обязанность каждого честного писателя (во имя вечной правды) разрушать идеалы прошедшего, когда они отжили, опошлились и сделались фальшивыми. Так на моей памяти отжили идеалы Байрона и наши Печорины, теперь отживают идеалы 40-х годов".

На изображении может находиться: Дмитрий Акриш, борода

Ивашкявичус

Марюс Ивашкявичус: "Я задумался: когда я читаю позднего Толстого, что мне это напоминает? И вдруг понял, что мне это напоминает песню Леннона Imagine. Это абсолютно те же идеи, только возникшие у Толстого на 60–70 лет раньше".

Интервью

"Свой путь" Ярославы Пулинович

Расскажу о новой пьесе Ярославы Пулинович "Свой путь". В разных городах видел эскиз и видел авторскую читку - пьеса пошла по стране. Это текст на двух молодых артистов. Есть Вера и есть Петр. Текст, как это обычно бывает у Ярославы, рассекает по феминистским темам, их всерьез не затрагивая, но намекая. Она, героиня, - константа. Сидит и ждет в своей квартире вечно блуждающего возлюбленного. Он - вечно меняющий персонаж, называющий себя разными именами и, как теперь часто бывает, артистично переобувающийся в воздухе. При более строгом, пристальном взгляде оказывается, как раз константна вечная способность мужчины изворачиваться согласно духу времени. Сквозь пьесу проходит история страны от предперестройки до недалекого будущего, где мужчина научился менять кожу, оправдываясь философией песни Фрэнка Синатры I Do It My Way. С другой стороны, меняясь, Петр обучает и Веру, как выживать в толще времен, дает ей навыки суверенности. А женщина так долго ждет, что готова взорвать эту саму ситуацию обязательности ожидания. И вся эта пьеса - как бунт женщины против предписанной ей, ненавистной участи Сольвейг. А вообще стоит ли этот чертов Пер Гюнт ожидания? Пьеса о неизбежности женского возмездия, о таящейся в женщине угрозе написана в отличных пружинистых, острых и гротесково-смешных диалогах. Она из тех, что просится на сцену.

"Московский хор" Людмилы Петрушевской, реж. Никита Кобелев, Театра им. Маяковского

Написал о спектакле Никиты Кобелева в Театре им. Маяковского "Московский хор" по пьесе Людмилы Петрушевской, который мне кажется одним из самых важных в этом московском сезоне.

Предоттепель


"Московский хор" Людмилы Петрушевской, реж. Никита Кобелев, Театр имени Маяковского

Существенный, основательный спектакль Никиты Кобелева "Московский хор" в Театре имени Маяковского. Молодое поколение заново открывает Людмилу Петрушевскую, возвращает ей театральные долги и видит в ней ответчицу за весь мучительный XX век. В современной Москве, ставшей символом престижа, комфорта, гламура и респектабельности, появляется спектакль о том, что московский хор это наше общее кладбище, мемориал изувеченных судеб, мертвый класс. За благополучием - нескончаемый некрополь, территория травматической памяти.
Спектакль ценен ещё и тем, что здесь видно, в каком прекрасном состоянии труппа, и, прежде всего, её женская часть. Тут женщины рассказывают о времени, которое они вынесли на себе, противопоставив свою цельность и осмысленность окружающему абсурду.

http://www.mayakovsky.ru/performance/moskovskiy-khor/

На данном изображении может находиться: 1 человек, обувь

Ариана Мнушкин

Случайно встретил в сети полную запись спектакля Арианы Мнушкин "Часовые на плотине" Театра дю Солей (2003), кем-то любовно отитрованная в переводе на русский язык.

Это прямо-таки грандиозный театр. Трудно себе представить, как такое возможно. Все принципы стилизованного восточного театра в симбиозе с западным саспенсом. Актеры-марионетки, управляющие другими актерами-марионетками. Подчиненный природной стихии мир, где чувство подчиненности уходит во фрактал, а индивидуальная воля бессмысленна. Рассинхронизация пластики и нарратива. Глубокая виолончельная музыка с волнующей перкуссией. Римтически сложная сцена кукольного оркестра и финальный армаггедон: запутавшееся человечество топит само себя, оставляя обезлюдевшей природе ворох сломанных кукол.