Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

"Теория счастья и свободы", реж. Александр Андрияшкин, Первый театр, Новосибирск

Спектакль Александра Андрияшкина «Теория счастья и свободы (практика неудачников)» в новосибирском Первом театре сделан как пародия на тренинг личностного роста. Артисты отличнейшим образом издеваются над нелепой сомнительной технологией и имитацией всяческой партиципаторности. Здесь много интерактива, в котором зрителям предлагается взять на себя роль сопровождения безбашенного фрик-шоу. Аудитории предлагается поверить в сценический абсурд и воспоследовать за театром в его беззаконной игре. Новосибирский спектакль появился здесь неслучайно: это город – родина монстрации, и все происходящее на сцене его подобие: нелепые лозунги, нелепые команды, нелепые персонажи. Артисты куролесят и вовлекают зрителя в творимый ими бред.
Тем не менее, решается вопрос о границах свободы и насилия. Коучи убеждают зрителей, то есть участников тренинга, в том, что свобода – это ценность. Надо привыкать к вечно меняющемуся миру. Надо убедиться и принять мысль о том, что в самом скором времени 75 % профессий отомрут.
Срабатывает известный эффект: убеждения коучей в том, что мир свободен, человек счастлив, а всё можно изменить, пробуждают, напротив, сомнения в этих заколачиваемых молотком истинах. Чем больше пропаганды, тем меньше веры в предписываемые истины, тем больше коучи выглядят роботами с выученным позитивом. Доверие осыпается, и это запланированное действие спектакля. Именно это и становится главным эффектом: если кричать о том, что свобода существует, сам крик будет восприниматься как идеологическое аудионасилие. Если об этом надо говорить громко и широковещательно, значит этого не существует.
Нарастает тревожность, травма. Чем больше тренинга личностного роста, тем больше я понимаю, что я неудачник и лузер. Если коуч утверждает, что он "отменяет несчастье", то я определенно несчастлив. "Я предлагаю чувствовать себя невиновным", – это значит, я виноват во всем. "Россия – страна победителей", – это значит, что я проигравший народ.
Окончательно запутавшийся человек уже не понимает, где граница свободы и несвободы.


Возможно, это изображение (1 человек)

"Круглый стол с острыми углами" С. Михалкова, А. Нечаева

И вот еще пьеска.
Мать погибшего во Второй мировой солдата получает письмо, что он жив - прошло двадцать лет. Пьеса учит: письмо из-за границы может стать диверсией, а круглый стол на западе с русскими учеными может стать формой промышленного шпионажа. В пьяном состоянии ученый может выдать секреты. Любой перемещенный во время войны потенциально предатель. Разговор с сотрудником разведки отрезвляет мать: там уже давно все известно, и этой беседы ждали. "А мы терпеливы", - заключает добрый сотрудник.

http://staroeradio.ru/audio/43768

Зритель зрителя

Феномен, конечно, нашего времени: дети обожают разные видео, где другие люди играют в разные игрушки.
Что это? Реакция на перепроизводство игрушек, на залежи игрушек дома. Здесь, в видео можно сосредоточиться на чем-то одном, что невозможно в реальности. Так? Но при этом это точно не является пособием по науке играть. Это не воспринимается, как образец для подражания.
Эти видео полная противоположность тому, что сегодня творится в театре. Во взрослом искусстве активизация творческой активности зрителя, партиципаторность и иммерсивность, назначение зрителю ролей и прочее. А дети по сути смотрят видео, где, переводя на язык театра, зритель наблюдает за тем, как другие зрители смотрят спектакль. То есть торжество пассивности. Сверх-пассивность.
Причем эти видео сделаны ну просто лоу-фай. Просто хрень собачья с точки зрения качества. Нулевой креатив. Нулевой артистизм.
Все-таки что это за явление? Детский вуайеризм?

"Красный вольфрам", Электрозавод

«Красный вольфрам» на Электрозаводе, сделанный, казалось бы, не театральными средствами, произвел очень сильное и глубокое впечатление. Думаю, что это вообще один из лучших променадов. Здесь происходит самая настоящая склейка времен. Мы ходим по руинированному Электрозаводу и вспоминаем историю советского технического прорыва и совершенно не знаем, как к ней сегодня относится. Индустриализация оказывается простым воровством технологий, промышленным шпионажем: идея красного вольфрама «перетекла» в СССР через немецких рабочих-коммунистов, поверивших в коммунистическую идею, но выдавленных из страны правящим классом Германии. Великое прошлое оказывается утопией, облаком прекрасных воспоминаний, которое распадается при обнаружении печальной участи немецких рабочих в 1930е. Дружба, взаимопомощь рабочего класса в ленинских 1920х натыкается на истребление самого духа труда сталинского времени. Сперва немцы не согласны с советскими очередями и разницей в питании и бытовых условиях, затем добровольно эмигрировавших немцев принуждают к советским житейским нормативам, затем уничтожают несогласных, затем репрессируют вообще всех героев индустриализации.  Утопия и распад утопии, запустение Электрозавода, плесень истории захватывают дух тех, кому достались руины прогресса, прибитый пепел исторических костров. Здание Электрозавода – на грани исчезновения.
Театр нечасто обращается к истории науки. У нас вообще слабо, в отличие от Запада, развит музейный сектор истории промышленности и науки. И этого позитивного знания в театре хочется все больше и больше. Познавательная функция театра очень востребована.
Блестящий научный и артистический комментарий к эпохе от знатока, историка Сергея Никитина-Римского. Гида отличает легкость и летающая походка, летучесть, беглость мысли, широта сопоставлений. В картину российско-немецких контактов удалось вписать даже приятеля Брехта Вальтера Беньямина и Александра Солженицына, интересовавшегося трейд-юнионизмом. Такая смычка рабочего класса, философских, социологических и художественных идей дает возможность не сгущать в мысли о прошлом только в теме репрессий. Увы, да, таков печальный конец утопии. Но спектакль как бы хочет сказать и другое: да, утопия скончалась, да, индустриализация была не вполне этически оправданной, но ведь была, сияла утопия, жил, кипел, бурлил рабочий класс, была возможность единства российского и немецкого пролетариата в труде. Вилли Кох, Франц Гайслер и Ганс Ольрих были советскими рабочими. Интернационализм работал! Красный вольфрам сиял, пробивая луч света в царстве тьмы!
И, вместе с тем,  очевидны и артикулированы выводы: промышленный шпионаж советской разведки тормозил развитие советской науки, собственных разработок, сама возможность легко заимствовать не давала развиваться отечественной школе, обесценивала интеллектуальную собственность.
Это иммерсивный и партиципаторный спектакль: здесь роли раздаются зрителям, и только так, через присвоение материала, можно прочувствовать величие и трагизм эпохи, историю, прошедшую катком по жизни людей. Спектакль «Красный вольфрам», вернее, способ его организации дает, кроме всего, повод к размышлению над свойствами документального спектакля. Я даже проверил у организаторов: действительно, большинство материалов для работы было взято из архивов дел репрессированных. Как ни странно это осознавать, но судебные документы сохранили гораздо больше реальности и повседневности, нежели плакатные тексты газет и брошюр эпохи соцреализма. Реальные дела, документы  следствия оказываются самой подробной и точной кардиограммой 1930х. Из них извлекается повседневность, а не из сфабрикованных медиа той эпохи. Мне кажется, это довольно важно зафиксировать для практики театральной документалистики сегодняшнего дня.

#КрасныйВольфрам

Возможно, это изображение (текст)

Бахтин и перформанс

У филолога Ильи Кукулина, на мой взгляд, виртуозная мысль о мостике от дионисийства и оргиастического культа модерна - через Бахтина и средневековье - к перформансу 1960х. И что все это пронес через эпохи и страдания одноногий ученый из советского времени, где его затирали.

"Что касается работы Бахтина о Рабле, где изложено представление о карнавальной культуре, то я думаю, что эта диссертация, потом переработанная в книгу, отчасти связана со скрытой апологией ницшеанства, идей Вячеслава Иванова и культуры модернизма в советских условиях, при том что она действительно давала новое для своего времени представление о Рабле и Возрождении.
Но это прочтение Рабле, совершенное из конкретной временной точки, с точки зрения позднего модернизма, и не всякого модернизма, а, если можно так сказать, эмансипационно-хорового, — важно, например, что другой скрытый, но более последовательно консервативный модернист, чем Бахтин, Алексей Лосев, очень спорил с бахтинской концепцией в книге «Эстетика Возрождения». Но именно благодаря этому прочтению из конкретной исторической точки — модернистско-ницшеанско-ивановской — работы Михаила Бахтина предвосхитили шестидесятнические представления о хэппенинге, перформансе, бесконечной смене имиджей
".

Нет описания фото.

Лекция Катажины Осиньской

Ценный обзор Катажины Осиньской о том, как польское театроведение взаимодействует с польским театром.  Театральная антропология Гротовского обновляет лексикон гуманитарных наук, а опыт наблюдения за театром через ритуал расширяет театральность в сторону любой социальной активности. Ясно, что наша наука - отстает.



О пересечении наук

Создатель структурной лингвистики Фердинанд де Соссюр разделял язык и речь.
Язык это как бы коллективное бессознательное (открытое Юнгом в том же году, что и публикация работы Соссюра). То, чем мы не пользуемся в полном объёме, но что у нас есть. Язык не сознателен, он существует в нас, но активен у всех по-разному.
Речь - это постоянно используемая в коммуникации лексика. Она осознана и является видимой верхушкой айсберга. Осознанность и глубина речи зависит от возможности проникать на территорию языка. Другими словами речь и язык являются сообщающимися сосудами.

Созданная примерно в те же годы система Станиславского предполагает, что объем роли строится на сочетании видимых и невидимых сценически предлагаемых обстоятельств. Актёр в процессе репетиций придумывает биографию своего персонажа, где что-то оставляет "для себя", скрытым, а что-то сценическим, наглядным. И опять же психологическая глубина роли зависит от глубины проработки внесценического. Артист показал минуту жизни персонажа, но сочинил весь его век, выложив в минуту свое знание всей жизни героя, его прошлого и будущего.

Удивительно, как гуманитарные практики подходят к одним и тем же формулам с разных сторон.


Теория драмы

В проекте Российского молодежного театра наговорил про некоторые аспекты теории драмы. Публикую 2 части:




Антропологи

С точки зрения антропологов, размножение половым путем спасает популяцию, так как человечество в целом, сталкивая ДНК мамы и папы, постоянно ведёт отбор из хаотических, рандомных характеристик, постоянно их перемешивая, наиболее жизнестойких особей. То есть это такая вечно действующая лаборатория по выживанию, где проверяются новые способы адаптации к вечно меняющемуся миру.
При почковании такого эффекта не наблюдается.

Стало быть, дорогие друзья, хаотические, рандомные, спонтанные, произвольные формы существования гораздо выгоднее с точки зрения выживания, чем структуры, системы, порядок, нормативность.

Занимаясь любовью, вы помогаете человечеству выжить. Так что давайте. "Через время появятся новые люди".