Category: наука

Сферизируется

"[Со времен античности] театр движется от открытой структуры к замкнутой. Этот процесс, процесс постепенного замыкания пространства, активно идет в период Возрождения. Дневной театр становится вечерним театром, а вечер - также в какой-то степени замкнутое пространство. Трехмерность шекспировского театра сужается, окончательно сферизуется, все более подчеркивая обособленность театрального мира от внешнего".

© Марк Поляков. Теория драмы. 1980

Интермузей'19

На фестивале "Интермузей'19" в Московском манеже под руководством Дины Годер была дискуссия о синтезе театральной и музейной деятельности, в которой и я принял участие. Несколько тезисов:

Нет описания фото.

• Музей театру нужен больше, чем театр музею. Испытывая кризис интерпретации и кризис школы, театр сегодня нуждается в подлинном и единичном, равно как и в безусловном существовании артиста/перформера. Музей может дать театру подлинное, сингулярное, уникальное, а не вторично использованное. Театр сегодня занят активным изучением, испытанием своих границ, поэтому сочиненности предпочитает документальное, что не требует трактовки, а требует подчинения, сдержанности, взывает к самоповерке.
• Музей ищет в театре новые идеи для экспонирования, соответствия идее "живого музея". И в этом смысле музей нуждается именно в новой театральности - тот, которая появилась в нулевые и десятые и существует на стыке между драматической театральностью и галерейной культурой, опытами инсталляции, перформанса, реэнактмента, партиципаторности, эффектом присутствия и проч.
• Интерес к музею у театра продиктован, прежде всего тем, что русский театр за последние десятилетия наработал мощную мускулатуру сценической документалистики, изучения повседневности, культуры невмешательства и наблюдения. Театральная документалистика связана с этическими нормативами, опытом аскезы, самоограничения художника. Это происходит ввиду того, что предъявление и обретение документа в документальном театре становится более важной задачей, чем его трактовка. В документальном театре художник относится к объекту исследования как ученый к заповеднику, к экосистеме, которую нельзя нарушить. Именно поэтому театральных людей теперь можно допускать в музейные фонды.
• Все первые проекты синтеза театра и музея начинались с идеи спектаклей на территории музея, но последующие опыты предполагали завязи, слияния: обогащение методов экспонирования и обогащение инструмента театра через соприкосновение с подлинниками музея. Русский артист, воспитанный в системе Станиславского, хорошо знает о том, что у тела есть память. Стало быть, можно обнаружить память и в музейном объекте, объекте коллекционирования, дать на сцене коллекционному молчаливому предмету голос.
• Променад-театр хорошо используется для активизации малопосещаемых, удаленных частей территории музея, рассредотачивает, децентрализует публику. За обещанным театральным событием посетитель может преодолеть свою инерционность. Театр - очень мобильный и мотивирующий инструмент, он может бросить свет на забытые, маргинальные, периферийные части музейной коллекции, уводя его от территории must see.


Ариана Мнушкин

Случайно встретил в сети полную запись спектакля Арианы Мнушкин "Часовые на плотине" Театра дю Солей (2003), кем-то любовно отитрованная в переводе на русский язык.

Это прямо-таки грандиозный театр. Трудно себе представить, как такое возможно. Все принципы стилизованного восточного театра в симбиозе с западным саспенсом. Актеры-марионетки, управляющие другими актерами-марионетками. Подчиненный природной стихии мир, где чувство подчиненности уходит во фрактал, а индивидуальная воля бессмысленна. Рассинхронизация пластики и нарратива. Глубокая виолончельная музыка с волнующей перкуссией. Римтически сложная сцена кукольного оркестра и финальный армаггедон: запутавшееся человечество топит само себя, оставляя обезлюдевшей природе ворох сломанных кукол.

Безопасность

Академик Александр Асмолов: "Когда мы оказываемся в ситуации, где господствует идеал безопасности, мы так или иначе осуществляем возгонку ситуацию опасности. В результате мы на самых разных уровнях – в школах, больницах, государственных организациях, то и дело становимся заложниками эффекта порочного круга".

"Поле" Павла Пряжко, реж. Дмитрий Волкострелов, Театр Post, фестиваль "Территория"

В теперь забытом спектакле Филиппа Григорьяна "Поле" по пьесе Пряжко ("Школа современной пьесы") действовали футуристические человеко-комбайны, управляющие собой с помощью мобильных устройств. Это была страна механического изобилия, где урожай созревал круглосуточно, и покос не прекращался ни на секунду. Но футуризм Григорьяна был ретрофутуризмом - в костюмах героев и декорации проглядывали то супрематические видения первых лет революции, то ли кинетические фигуры из черно-белых киноутопий.
В "Поле" Дмитрия Волкострелова (спектакль показан на фестивале "Территория") белорусское плодоносное поле стало квантовым. Пьеса то склеивается как динамический хаос фрагментов по системе случайных чисел, то идет ровно и линейно, то выпадает во фрактал. Квантовая теория, идеи которой расползлись по физиологическому очерку Пряжко, помогает понять и оценить состояние современного сознания - с его неопределенностью и дезориентацией. Чем жив человек, какое поле мы косим, в чем принцип удовольствия, что скрывается в будущем, зачем мы живем. Ни на один из вопросов найти положительный ответ стало решительно невозможно. Постколониальная постсоветская цивилизации застыла в точке бифуркации - где всё смутно и не ясно, что дальше, за следующим шагом, за границей поля: хаос или система.
Игорь молчаливо и бесстрастно чинит модные сапоги, вряд ли пригодные в сельской местности, выполняя элементарные повседневные действия. Владелица сапогов Алина смотрит на эти действия также безучастно, без сочувствия и без эмоции. Нечего сказать, нечего оценить, нет и инструмента оценки. Из всех способов контакта со вселенной нам осталось только наблюдение.
"Марина стоит, не зная глобально, что ей делать дальше", - в этой точно уловленной ремарке Павла Пряжко я узнаю современного героя. Да попросту говоря, узнаю и себя самого буквально в каждой точке своей нынешней жизни.
"Марина стоит, не зная глобально, что ей делать дальше".

Названия докладов


 
Беспалова Татьяна Викторовна – ведущий научный сотрудник Института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачёва. Доклад: «Специфика восприятия искусства в русском измерении»

Кузина Наталья Владимировна – зав. аспирантурой Института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачёва, кандидат филологических наук. Доклад: «Границы искусства и творческое самовыражение при деформациях личности и психических патологиях (как продуктивный симптом и прием психотерапии)»

Скоробогачева Екатерина Александровна – доцент кафедры всеобщей истории искусств Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова, кандидат искусствоведения. Доклад: «Антагонизм образно-идейного содержания национального реалистического искусства и художественных течений конца ХХ - начала ХХI в.»

Владимир Васильевич Миронов - декан философского факультета, член-корреспондент РАН, профессор. Доклад: «Метаморфозы культуры или современный театр имитаций».

Объявлен конкурс драматургии Приволжского федерального округа

Самарское отделение Союза театральных деятелей России, Самарская областная организация Союза писателей России, театр «СамАрт», редакция журнала «Русское эхо» при поддержке Министерства культуры Самарской области объявляют о проведении в 2015 году на территории Приволжского федерального округа Второго конкурса современной драматургии «Читаем новую пьесу» с вручением «Литературно-театральной премии имени драматурга Семёна Табачникова». В 2014 году в Первом конкурсе драматургии «Читаем новую пьесу» победили: Первая премия – Александр Игнашов «Стояние Зои». Вторая премия – Виталий Добрусин «Настенька». Третья премия – Ольга Савина «Сказки невинности». Положение о конкурсе 2015 года опубликовано на сайте: www.litsamara.com

В 2015 году в конкурсе может участвовать любой автор, пишущий на русском языке, независимо от возраста и места рождения, проживающий на момент объявления конкурса на территории Приволжского федерального округа. На конкурс принимаются пьесы без ограничения жанра и объёма, написанные для большой или камерной сцены. Автор имеет право представить на конкурс только одну пьесу, написанную на русском языке в последние три года и не поставленную на момент объявления конкурса на профессиональной сцене. В конкурсе также имеют право участвовать пьесы, опубликованные полностью или частично в печати и Интернете, принятые к постановке, эскизному показу, если при этом не нарушаются договорённости автора с другими организациями или лицами. Участвующие в конкурсе пьесы не должны быть собственностью другого физического или юридического лица. Оргкомитет конкурса при поддержке Министерства культуры Самарской области имеет право рекомендовать лучшие пьесы для эскизного показа или постановки на профессиональной сцене. Все права на пьесы, участвующие в конкурсе, остаются у авторов или их литературных агентов. Любое коммерческое использование пьес выходит за рамки деятельности конкурса, требует особого договора с автором и невозможно без официального согласия автора. Сформированный оргкомитетом экспертный совет рассматривает поступившие на конкурс пьесы. Экспертный совет принимает решения большинством голосов. Приём текстов на конкурс – с 1 июля по 1 октября 2015 года. Все поступившие на конкурс тексты пьес размещаются в Интернете на сайте: www.litsamara.com Короткий список пьес (6-8 названий) объявляется 15 октября 2015 года. В декабре 2015 года по решению оргкомитета и экспертного совета конкурса лучшие пьесы будут показаны в актёрских читках в Самарском Доме Актёра. Награждение лауреатов конкурса состоится в Самарском Доме Актёра в декабре 2015 года. Сформированный из внебюджетных средств Фонд премии составляет 100 тысяч рублей. По решению оргкомитета и экспертного совета премиальный фонд может быть вручён как одному автору пьесы, победившей в конкурсе, так и разделён между победителями. Экспертный совет конкурса оставляет за собой право выбора количества лауреатов, а также имеет право учреждать дополнительные призы (за рамками премиального фонда). Победитель конкурса и авторы пьес, вошедших в короткий список, награждаются Дипломами. Авторам рецензии на пьесы не отправляются. Редакция журнала «Русское эхо» в качестве поощрения авторов, участвующих в конкурсе, имеет право на публикацию текстов пьес в течение 2015-2016 годов. Оргкомитет и экспертный совет по ходу и итогам конкурса проводят пресс-конференции и обсуждения в средствах массовой информации проблем, связанных с развитием современной драматургии. При подаче пьесы на конкурс автор обязан прислать на E-mail конкурса файл в формате Word (doc, docx). Принимаются тексты в формате: Times New Roman, размер шрифта — 14, интервал — одинарный, отступ первой строки — 1,25 см. Необходимая заявочная информация об авторе, без которой работы рассматриваться не будут: 1. Название пьесы, год её создания. 2. Фамилия, имя, отчество автора. 3. Дата и место рождения автора. 4. Образование, профессия автора. 5. Контактный телефон, адрес электронной почты и почтовый адрес с индексом, по которым можно связаться с автором. Контактная информация: оргкомитет конкурса принимает тексты пьес (с информацией об авторах) в электронном виде по объявленному формату только по электронной почте: litsamara@yandex.ru Официальным сайтом конкурса в Интернете является: www.litsamara.com На нём размещается информация о конкурсе, а также пьесы, поступившие на конкурс.

Памяти Татьяны Шах-Азизовой

Татьяну Константиновну Шах-Азизову за глаза звали "шахиня". Во-первых, в самом деле - за глаза, восточные, открытые, живые, с искринкой, радующиеся любому проявлению театральной жизни. Во-вторых, за то, что принадлежала она к роду Шах-Азизовых (ни разу не слышал, кстати, чтобы она хвалилась своим родом), ее отцом был легендарный директор ЦДТ в славный период, когда в этом театре работали Кнебель, Эфрос и Розов - театр, который родил новую, послевоенную эстетику еще до Таганки и "Современника". Но "шахиней", то есть самопровозглашенной королевой театрального пространства, она никогда не была. И в этом была ее сила. Не рвалась поучать, не рвалась руководить, не входила в кланы, единственной ее властью была власть слова. Любила новое и старое, пыталась найти связь между старым и новым. Никогда не проклинала "наглую молодежь", даже если видела ее нигилистическое, ниспровергательское настроение. Мыслитель, пожизненно преданный Чехову, - и как критик, и как театровед, имела как поэтические статьи о современных чеховских постановках, так и научные книги о Чехове и эпохе модерн. Ни разу не слышал дурного слова в сторону коллег, хотя существовала она в достаточно болезненной среде. Восточная природа жила в ее бархатном голосе, лукавых томных теплых взглядах, которыми одаривала собеседника. Когда говорила, забавно дрожал подбородок - искала точные слова, крепкие формулировки, сомневаясь в себе и побеждая себя. И еще пыталась всмотреться в тебя по завершении мысли: понял, нет?! Широкие очки усиливали это всматривание. Благородно жила, благородно старела, иссушиваясь, сжимаясь внутрь себя. В ней, казалось, всегда жила маленькая, глазастая, хорошо воспитанная девочка, с отлично уложенной, скромной прической и идеально поставленной осанкой.

Фото Михаила Гутермана. 2007


Прощание с Татьяной Константиновной Шах-Азизовой 30 января, пятница, с 11.00 до 13.00 в Доме Актера.

Театральная критика в провинции

В конце весны в Кемеровском университете была защищена очень интересная кандидатская диссертация Алексея Бураченко , которая посвящена бытованию театральной критики в провинции вообще и на Кузбассе в частности. Тема самая серьезная.
Был на этой работе официальным оппонентом. Даю выдержки из отзыва, чтобы дать представление о научной работе Алексея:

Отзыв на диссертацию на соискание ученой степени кандидата культурологии "Театральная критика в провинции: структура и функции", выполненную Алексеем Ивановичем Бураченко в Кемеровском университете культуры и искусства

Collapse )