Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Хлеборобы

Письмо жителя Сочи Б.И. Фельдмана в Театр на Таганке:

"Уважаемые товарищи! Мне довелось побывать у вас в театре 28.X.65 г. на спектакле "Добрый человек из Сезуана". Еще до начала спектакля я обратил внимание на оборудование вашего театра. Тесовая обшивка сцен, полумрак. Подмостки вместо сцены с довольно грязными полами, а потом появление артистов в лохмотьях, дешевая музыка, крикливые песни, истеричные крики артистов, особенно женщин, и много табачного дыма. Все это вы преподносите в качестве нового искусства. Дорогие товарищи! Поверьте мне, который прожил 56 лет и видел за 48 лет существования нашего государства и Мейерхольда, и всякого рода синеблузников, спектакли почти всех ведущих театров Москвы, Ленинграда, других крупных городов страны, такой, простите меня за выражение, похабщины, как у вас в театре, я не видел нигде. Теперь мне становится понятным, откуда берут себе пример всякие стиляги, подонки нашего общества. /.../
У вас идет "поэтическое" представление "Антимиры" А. Вознесенского, которое кто-то посмел выдвинуть на соискание Ленинской премии. Я посылаю Вам статью из газеты "Советская Кубань" за 30.I.66 г. по этому поводу и целиком присоединяюсь к поэту Чихачеву П., который от имени кубанских хлеборобов и рабочих дает оценку творчества этого, с позволения сказать, "поэта". В заключение своего небольшого письма я хочу вам сказать: перестаньте играть для людей с извращенными понятиями о нашей жизни и для всяких пошляков. Их у нас не так много, правда, для вашего сарая их хватает. Но нормальных людей в миллионы раз больше. Создавайте для них хорошие спектакли, чтобы, уходя от вас, люди получали заряд бодрости и веры в то, что мы строим лучшее общество, строим Коммунизм".

Вишневый сад

Как же смешно это читать сегодня. Прошло всего лишь 50 лет.

"Вишневый сад" изображает упадочную психологию людей предреволюционного периода, разорившихся помещиков. Это построение [драматического действия] органически неприемлемо для советской драматургии, изображающей людей, полных энергии".

© Владимир Волькенштейн. Драматургия. 1969

На изображении может находиться: 1 человек, на улице

Зло

В пьесе "Согласный / Несогласный" Брехт задает вопрос публике: "Откуда произрастает зло?". И сам отвечает: зло появляется в тот самый момент, когда принято решение пожертвовать одним человеком ради благополучия большинства, построить благополучие многих через истребление нескольких. Каждый такой вопрос должен решаться индивидуально. Когда речь идет о жизни человека, не бывает прецедентного права. Здесь Брехт прощается сам с собственным социалистическим радикализмом пьесы "Чрезвычайная мера", где главный герой посчитал, что должен быть убитым, если он мешает системе, провинился перед ней.
Вот здесь водораздел сегодняшней дискуссии: что важнее - держава или человек, общество или единица общества. Что чему служит? Что ради чего?
Сталинисты утверждают, что не только можно было убивать, но и нужно согласно духу времени и нуждам государства. Насилие оправдывается целями государства, и жертва сама виновата, что мешала великим стройкам. А вот создатель современной этики Иммануил Кант говорит, что зло начинается тогда, когда человек из цели оказывается средством для достижения цели.
Невозможно примирить стороны. Можно только выбирать, что лично для тебя этично.

Из воспоминаний об Олеге Дале

"Однажды на спектакле "Валентин и Валентина" ("Современник", 1976, реж. Валерий Фокин), где он играл роль Гусева, Даль сел на край сцены и попросил у зрителя прикурить. Потом, конечно, последовал скандал, разбор на общественном собрании, выговор. Неуважение к публике, мальчишество, безобразие - какие только слова не произносились?!"

Островский

Ещё несколько слов о "пользе" цензуры. Первые три пьесы Александра Островского были запрещены цензурой. Дошло и до Николая I, который подтвердил запрет. За Островским установлен жандармский надзор. Островский ждёт пять лет, пока четвертую пьесу начинает играть Малый театр и далее другие, стало быть, можно рассчитывать на гонорар. Пять лет национальный драматург Островский живёт в крайней нужде, он пишет Михаилу Погодину жалостливые письма:

"Я в крайности, в какой не дай бог быть никому".

"Я горьким опытом убедился, что в таком неопределенном состоянии нельзя быть человеку, нуждающемуся в душевном спокойствии не только для художественной работы, но и для нравственной чистоты, что я считаю самым первым благом и без чего мне быть тяжелее всего на свете".

"Наступает время холодное, ни шубы, ничего тёплого у меня нет. Я простудился в середу, когда ехал от Вас в холодном пальто".

"Ради бога, пришлите денег, крайность необыкновенная".

"У меня нет дров, и топить нечем". Это ноябрь.

Пишет человек, который уже написал "Свои люди - сочтемся".


На изображении может находиться: 1 человек, сидит и борода

"Чайка" и цензура

И еще несколько слов о "полезности" цензуры.

Вот цензор Литвинов пишет (15.07.1896) Антону Чехову, чего ему нужно поправить в "Чайке", чтобы ее дозволили играть на сцене:

"Дело не в сожительстве актрисы и литератора, а в спокойном взгляде сына и брата на это явление. В цензурном отношении было бы желательно совершенно не упоминать об этом вопросе".

Другими словами, как нехорошо, что на сцене изображаются люди, которые живут без церковного одобрения. Ведь если такое на сцене показать, то люди догадаются, что так можно и нужно делать. Какой пример театр подает подрастающему поколению? Но уж если литератор показывает такие отношения для художественного эффекта, то необходимо, чтобы все персонажи, взирающие на это богомерзкое явление, предали бы его нравственному суду, заругали бы нечестивцев, и в конце пьесы Аркадина и Тригорин бы покаялись и повенчались. И тогда бы Костя не застрелился.

© Михаил Шемякин. Жандарм. 1960-е.

Чунга-Чанга

Танцевали с детьми под "Чунгу-Чангу", и я задумался. Текст Юрия Энтина - это не про Африку, это совершенно не совпадает с реальной Африкой, которая в те годы уж тем более страдала от колонизации и последствий колонизации. Все советское детство я слышал про путы рабства и голод в развивающихся странах, читал про них в детских энциклопедиях.
Африка предстает здесь как небесный рай с постоянным счастьем, легкой и простой жизнью, фруктовым изобилием, лезущим в рот. Ничего этого в Африке нет и никогда не было. Рефрен "Жуй кокосы! Ешь бананы!" не может даже чисто лексически не отсылать к метафоре Маяковского о респектабельной буржуазной дореволюционной сытости: "Ешь ананасы, рябчиков жуй".
Напоминает известный анекдот про Александру Яблочкину - как она рассказывала пионерам про коммунизм: "Это будет прекрасное время! Изобилие продуктов, никто не будет ютиться в коммуналках, у всех будут свои дома. Люди будут уважительными и вежливыми, а на улицах будет чистота и порядок... В общем, как при царе!".

На самом деле песня Юрия Энтина и Владимира Шаинского - это еще один прекрасный пример колоссальной тоски интеллигента по свободе, заложенную, как мина, в детское искусство. Иначе рассказать о свободе было невозможно. Нам чудо-остров не достался, пусть хоть дети помечтают о несбыточном.

На изображении может находиться: текст

"Свинарка и пастух", Мобильный художественный театр

В самом великолепном спектакле Мобильного Художественного театра "Свинарка и пастух" мне понравились следующие вещи:

• Наглядно продемонстрированная мысль о крушении и расслоении соцреализма. ВДНХ - квинтэссенция советской лжи, когда изобилие и роскошь демонстрируются не как готовый результат, а как побудительный мотив к действию, приказ быть лучше. Помню, как сам с родителями ходил туда, и родители все время спрашивали: где все это продают? Необходимость приближаться к недостижимому абстрактному идеалу формирует социальную апатию и раздражение от неизбежного неуспеха, несовершенства человека перед совершенством мечты. В результате соцреализм порождает пропасть между тем, как есть на самом деле и как надо, она быстро расползается как полынья. Куда сваливается, соскальзывает вся блистающая сияющая мечта. Как бы ни сиял идеал, страшным будет момент его помрачения, разрушения всех иллюзий.
• Фильм, преувеличивающий реальность, работает пропагандистски дважды: первый раз, когда показывает счастливое будущее, и потом, когда показывает счастливое прошлое. Ни то, ни то не является правдой, согласно известному интернет-мему: советских людей кормили счастливым будущим, постсоветских - счастливым прошлым. Ни те, ни те не добились счастливого настоящего, которым никто не занимается.
• Как заменяется стыд за 1930-е и оцепенение 1940-х послевоенным космическим проектом, желанием улететь от грешной земли, новой мечтой - уже не на земле, а на небе. Проблема идеалистичности, утопичности российского мировоззрения, русского космизма: мечта важнее, чем реальность, повседневность, тоска по идеалу сжигает способность заниматься настоящим.
• Технология, в которой сюжетность, нарратив мешается с культурологическими справками и сносками. Реализация неконфликтного синтеза фикшна и нон-фикшна.
• Иностранцы-артисты Гоголь-центра - американец Один Байрон и китаянка Ян Гэ - не только поют ангельскими голосами, но оказываются современными проекциями советской этнографии. От идеи дружбы советских народов, объединенных одним государством, спектакль перетекает в идею интернациональной дружбы, реализованной русским театром.

https://mobiletheater.io/


Кримхильда

"Коль платится страданьем за счастье человек,
Ни с кем себя венчаньем я не свяжу вовек
",

- говорит Кримхильда в самом начале Песни о Нибелунгах, в первой авентюре. Ещё ничего не случилось. Ещё Зигфрид не убил дракона. Но сразу же после этих слов, тут же их забывая, Кримхильда связывает себя венчанием, что обрекает её на нескончаемую череду мучений. Так образом она является осознанной первопричиной своей смерти.

И вот природа трагического героя. Все знать изначально, быть уверенным в гибельности мира, знать, что гибель богов неизбежна, и все равно вступать в бесконечно сложную жизнь. Пройти в ворота судьбы для того, чтобы в очередной раз проиграть. Трагический герой исполнен желанием самоликвидации. Человеком руководит одновременно и страх смерти, и мечтание о ней же - это и формирует саспенс, драматическое напряжение. Зритель одновременно желает развязки и не желает развязки. Герой знает изначально все, что с ним произойдёт фиаско, но всякий раз удивляется, как точно и неизбежно работает механика судьбы, им же запущенная.

Парадокс театра - герой одновременно запускает интригу и восторженно наблюдает, как она же его захлестывает и сокрушает. В этом смысле театр - искусство противопожарное, предохранительный клапан. Одновременно и сам яд, и противоядие, и сама чума, и лекарство от чумы, как говорил Арто. Посмотришь про Медею в театре и говоришь себе: "Не, ребята, я пасс".

Древний человек оправдывал это знанием о райской жизни, которая ждёт героя после гибели: сорок тысяч девственниц и так далее. Неархаичному герою вроде как такое сознание уже ни к чему, но его по-прежнему держат эти архаические бессознательные структуры. Делать что-либо, чтобы потерпеть фиаско, чтобы проиграть, а не выиграть. Потому что проиграть важнее, чем выиграть: эту философию хорошо знают чеховские герои.


На изображении может находиться: 1 человек

Антропологи

С точки зрения антропологов, размножение половым путем спасает популяцию, так как человечество в целом, сталкивая ДНК мамы и папы, постоянно ведёт отбор из хаотических, рандомных характеристик, постоянно их перемешивая, наиболее жизнестойких особей. То есть это такая вечно действующая лаборатория по выживанию, где проверяются новые способы адаптации к вечно меняющемуся миру.
При почковании такого эффекта не наблюдается.

Стало быть, дорогие друзья, хаотические, рандомные, спонтанные, произвольные формы существования гораздо выгоднее с точки зрения выживания, чем структуры, системы, порядок, нормативность.

Занимаясь любовью, вы помогаете человечеству выжить. Так что давайте. "Через время появятся новые люди".