Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Вишневый сад

Как же смешно это читать сегодня. Прошло всего лишь 50 лет.

"Вишневый сад" изображает упадочную психологию людей предреволюционного периода, разорившихся помещиков. Это построение [драматического действия] органически неприемлемо для советской драматургии, изображающей людей, полных энергии".

© Владимир Волькенштейн. Драматургия. 1969

На изображении может находиться: 1 человек, на улице

"Затейник" Виктора Розова, реж. Александр Коршунов, театр "Сфера"

Удивительное театральное приобретение в конце 2019 года - спектакль Александра Коршунова в театре "Сфера" по редко ставящейся пьесе Виктора Розова "Затейник".

По этой пьесе в последние годы была замечательная работа в Лесосибирске у Александра Ряписова, быстро сошедший спектакль в РАМТе и эскиз в ЦДР, который не развился в спектакль.

А тут Коршунов поставил "Затейника" так лихо, словно это вообще осевая заветная пьеса Розова - спрятанная под каноническими текстами, а теперь вновь реанимированная как потаенное высказывание. "Затейник" сыгран про смену исторических эпох: о том, как молодежь 1960-х фактом своего существования стирает с лица земли устаревшее сталинское поколение. Как на место суровости, принципиальности, дисциплинарности волевых мускулистых людей приходит пестрая, яркая, бесстрашная юность. Субтильный, тонкошеий молодой парнишка Эдуард говорит легко и просто: "А зачем жить в страхе? Только мучиться". И люди 1950-х, загнавшие себя в кокон вечного страха, слушают эти элементарные, наивные слова как пророчество, которое уже им недоступно. И хочется пойти вслед за пророком новой веры и новой этики, но груз лет, обид, уныло прожитой жизни не дает импульса. Вина давит и не отпускает.

В спектакле "Сферы" внешне нет ничего особенного, ничего опрокидывающего. Тонкая психологическая вязь в сугубо бытовом рисунке. Но это такое мощное попадание в наше время, где пытаются реабилитировать сталинизм. Здесь видно, как сталинизм - это, прежде всего, ликвидация юности, спонтанности, прав молодости, забвение их. Парализующий страх, страх как инъекция подавления воли. Затейник Сергей Сорокин в исполнении Александра Пацевича именно так и играет: опустившегося, дрожащего от страха человека, с подавленными желаниями, чуть что группирующегося в позу эмбриона. Глаз не фокусируется, обметан страхом как паутиной, зооморфные прихваты пресмыкающегося существа, все еще атавистически помнящего о своей некогда человеческой жизни.

Последние двадцать минут до финала артисты начинают играть неистово и страшно, отыгрывая тему невозможности реабилитироваться, отмыться от вины, от страха, результатом которого стали разбитые судьбы четырех людей.

И какими необыкновенно важными кажутся слова разочарованного в себе и своем выборе старого силовика Селищева (Александр Алексеев) - просит не оправдывать его действия фразой, обычной и сегодня: "Время такое было". Селищев: "Время? А почему же другие-то чистыми оставались?.. Почему одни поганились, а другие нет?"

https://www.spheratheatre.ru/performances/zateynik/

Фильм Александра Зархи "Люди на мосту" 1959 года

Фильм Александра Зархи "Люди на мосту" 1959 года, где снимается молоденький тоненький Олег Табаков, только что окончивший Школу-студию МХАТ. Играет нежно, деликатно обиженного отцом ребенка, погрузившегося из-за семейной драмы в еще более драматичную любовь, полную травмированной чувственности.
Эта работа запоздало оформляет стиль производственных отношений сталинского времени. Здесь человек подчинен производству. Жестокий, бесчувственный, неумелый начальник (в основу положена реальная история Лазаря Кагановича) строит мост. Гонит людей в стужу на мороз. Здесь, как нигде, видна современному человеку идея героизма как результата плохого руководства, штурмовщины как последствия скверного, поспешного и не гуманистического планирования, не учитывающего человеческий фактор. Люди - мусор. Индивидуальная судьба человека - ничто в сравнении со строительством нужного государству моста. Оттепельный характер фильма лишь только говорит нам о том, что такой стиль руководства теперь, после смерти Сталина, осуждается. Но все равно: финалом фильма становится героическая гибель человека, который положил себя в жертву ради того, чтобы мост в паводок выстоял. Но этот героизм - результат тактических просчетов начальства.
В последующей производственной драматургии эта тема будет муссироваться дальше - дальше от сталинских нормативов: завод - всё, человек - ничто.

На изображении может находиться: 1 человек, небо, облако и на улице

Ноль-позиция

Евгений Жаринов так трактует "Илиаду": герои не владеют эмоциями, бушующими в их организмах. Гнев Ахилла - это нечто насланное на него, то, что герою не принадлежит. Гнев - само божество, входящее в тело воина как Чужой в тело астронавта. Болезнь, которой нужно переболеть. Эмоция дана людям богами как неподвластное им состояние, припадок, морок. Боги используют героев как кукол, наполняя их разрывной энергией, которую те не в силах контролировать. И люди сдаются перед этой силой, как Лаокоон перед змеей, успевающий перед гибелью насладиться красотой события.

В этом смысле литература XX и XXI веков часто предлагает нам обратную модель. Человек, потерявший эмпатию, может заставить себя не подчиняться эмоции. Ноль-позиция в театре это тоже ярко выявляет: эмоция становится текстом, тканью, которое проходит через организм артиста, его не изменяя. Эмоция для Брехта - это то, что формирует в тебе стадность, некритическое сочувствие, мелкобуржуазное примиренчество. Состояние покерфейс, хорошо известное по североевропейскому кино (Зайдль, Каурисмяки, Андерссон), оказывается антиподом человека гомеровского эпоса. Человек научился отчуждать от себя эмоциональный фон.

Постоянство



Хоть какое-то постоянство в этом огромном переменчивом космосе, как сказал один драматург.

Это о "Трех сестрах".

Во все времена были такие люди. Вопрос в том, что в одни эпохи их усиленно слушают, а в других - такую экспертизу игнорируют, выбрасывают в мусорку как бред сумасшедшего. В одни эпохи эти люди пишут такое в дневник, а в другое время - оперу, потому что опер велел писать.

Чёртик в Любеке

Одинокий несчастный чертик сидит на приступочке у кафедрального собора в Любеке. Почему?

Есть легенда. Люди собрались строить собор. Пришел чертенок и стал интересоваться, что строят люди. Люди говорят, мы строим кабак. Чертик радостно побежал дальше. Пришел спустя несколько месяцев, смотрит, обдурили его люди, и начал тогда чертик сбрасывать балки с верхотуры. Но люди ему сказали, что у них хитрая идея: это они для видимости строят храм, а на самом деле строят кабак. Чертик опять по дурости своей поверил людям. И сел на приступочке на сброшенной им же балке. Но чтобы не обижать наивного чертика люди, построив храм, построили напротив кабак. И вот так сидит чертик у стенах собора и смотрит вожделенно, с надеждой и потаенной радостью на кабак. А ножки у чертика разные: левое копытце, правое лохматая лапка.

Прекрасная европейская легенда, объясняющая принцип карнавальной культуры - уравновешенности, баланса священного и профанного.

В русском сознании та же метафора прекрасно реализуется у Высоцкого: "И ни церковь, ни кабак / Ничего не свято / Нет, ребята, всё не так. / Всё не так, ребята".

Русский человек тоскует о недостижимости идеала. Европейский человек создает удобный мир из несовершенного.





Любимовка-2012

Объявлена афиша "Любимовки" - важнейшего и влиятельнейшего российского форума, где читаются и обсуждаются новые пьесы.

Простите, но я уже почти всё прочел. Сильнейший текст - у беларусского артиста Дмитрия Богославского, чей триумфальный дебют с "Любовью людей" мы переживали весь прошлый сезон. Теперь - еще одна удача, и, мне видится, текст еще более убедительный. "Тихий шорох уходящих шагов" - пьеса, где Богославский вновь разрабатывает, вероятно, очень важную для себя тему зыбкого пограничья между реальностью и обманными иллюзиями, психическими тупиками, в которое заводит нас сознание, что не может уцепиться за реальность, найти хоть сколь-нибудь важное и ценное, что может удержать нас в бытии. Грёза является нам как зловещий морок, обморожение, столбняк и постепенно оттесняет от нас явь. Вот, если угодно, герой нашего времени: тщетно сражающийся за право удержаться в реальности и легко возвращающий реальности обратный билет.

Я ужасно рад, что буквально за несколько лет развился еще один беларусский драматург (где-то лет 5 назад в Театре беларусской драматургии у Кристины Смольской мы с Мишей Дурненковым обсуждались его коротенькую пьесу "Сватовство" - очень многообещающую) и что российский театральный рынок продолжается мониторить и абсорбировать не только отечественную драматургию, но и молодую драму бывших союзных республик. Не первый и не последний беларусский драматург дебютирует именно в России - и отсюда о нем узнает мир (знаю, что уже есть несколько переводов "Любови людей").

"Ну а мы, ну а мы пидорасы, наркоманы, нацисты, шпана!"

Председатель комитета Госдумы по безопасности Ирина Яровая: "Митинговать ходят, в основном, представители секс-меньшинств, националисты, просто люди, потерявшие всякую связь с реальностью. Нормальные люди носят Георгиевские ленточки и гордятся своей страной. А если ты с белой ленточкой – значит, ты (читай выше), ну и плюс еще предатель. Адекватные люди себя не увидят среди секс-меньшинств, националистов и тех, кто много раз предавал свою страну".

Отсюда

7 февраля. "Носферату"

Центр им. Вс. Мейерхольда

вс 7 февраля (в 19.00)

Молодежный театр "Ангажемент" имени В.С. Загоруйко (Тюмень)

Лучшая мужская роль на фестивале «Коляда plays 2009»

Николай Коляда
НОСФЕРАТУ
 
пьеса в одном действии

 
  Режиссер Олег Гетце
Художник Игорь Сидоров igorsidorov 
В спектакле заняты Леонид Окунев, Игорь Кудрявцев

Collapse )

Вход свободный, по приглашениям.
Заказ приглашений по тел. 363-1079 или по e-mail:
rudnev@meyerhold.ru

Collapse )

Креаторы с Гороховой улицы



Это мне напомнило горьковское, из "На дне".
СатинРаботать? Для чего? Чтобы быть сытым? (Хохочет.) Я всегда презирал людей, которые слишком заботятся о том, чтобы быть сытыми... Не в этом дело, Барон! Не в этом дело! Человек - выше! Человек - выше сытости!.."



Внизу надпись: Just believe / Только поверь.