Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

"ГенАцид. Деревенский анекдот" Всеволода Бенигсена, Современник, реж. Кирилл Вытоптов

С романом Всеволода Бенигсена "ГенАцид" ознакомился еще когда его в "Школе современной пьесы" делать хотели, и этот текст очень подходил к театру Иосифа Райхельгауза, где в последние лет пять спектакли просто складируются без смысла и без идеи, без стратегии и тактики, без побед и даже уже без рекламного шума. Но вот что заставило "Современник" - театр со вкусом и ясной репертуарной политикой, во многом безупречный, образцовый - обратиться к нему, прежде всего, не выявил сам спектакль: ровный, ничем не примечательный, обыкновенный и даже без ярких актерских работ. Но даже в нем литература не зажигает: это какая-то мертвая водичка, еле сочащаяся через системы фильтров из одного источника, откуда идеи брали близкие по смыслу, но мощные, полноцветные сочинения: ну какие-нибудь, "Кысь" Татьяны Толстой, "Щи" и "Достоевский-trip" Владимира Сорокина. "ГенАцид" - только бледная копия этих антиутопий, вялая по мысли, без поворотов, без нюансов. И вот эта прямолинейность, спрямленность вылезла в спектакле и его застроила так, что он выглядит как только что постриженный клерк с рубашкой, застегнутой на последнюю пуговицу у горла. Вот ощущение, что вроде как задаются вопросы важные: "В чем смысл жизни", "Где хлеб", "России как дальше жить". Узнать до чертиков хочется - ну хоть какой-нибудь, пусть завиральный ответ. А тебе отвечают заезженной одномерной пословицей с пословичной же логикой.

Где хлеб, мама, где правда? Без труда не выловишь и рыбку из пруда. Живи не по лжи. Висит груша, нельзя скушать.

Самый глупый поступок в моей жизни

Давно было. Подарил одной женщине книжку "Евреи шутят" - это был такой отличнейший сборник историй и анекдотов про евреев, собранный профессором Столовичем и изданный в Тарту. Само по себе ничего глупого, просто подарок был случайно сделан в Пасху.

Очень смешная история

Один мой приятель, режиссер вчера гостил у Владимира Сорокина. Сорокин ему рассказал удивительную историю.

На одной тусовке к Сорокину, который обычно держится очень скромно, тактично и деликатно, подваливает незнакомый, вусмерть пьяный гражданин - та форма блаженного алкоголизма, когда человек становится радушным, легким на подъем и запредельно наглым.

Разговор с Сорокиным был начат так:
- Ты щи?
Сорокин незаметно кивает. А что делать?
- А я Борщ московский!

Так, через минуту общения с актером, Владимир Сорокин впервые узнал, что в Театре им. Гоголя уже вовсю идут репетиции его пьесы "Щи".